Пользовательского поиска




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава VII. Половое воспитание и подготовка к семейной жизни

Особенности психологии женского пола

Вопрос о психологических особенностях и различиях представителей мужского и женского пола является более трудным и сложным, чем вопрос о биологических и физиологических особенностях и различиях. Ясно, что мужчина никогда не сможет забеременеть, родить и вскармливать ребенка грудью, даже если бы он этого захотел или взял на себя такие обязательства. Заменить же женщину в других делах он может, пусть это будет получаться лучше или хуже. Именно эта взаимозаменяемость в широкой сфере деятельности позволяет, видимо, некоторым авторам ставить под сомнение наличие специфически половых психологических особенностей и на этом основании пренебрегать их изучением.

Особенности психологии мальчиков и девочек, юношей и девушек, мужчин и женщин изучены мало. В доступной психологической и педагогической литературе за последние 30 - 40 лет мы не встретили научных работ на эту тему. Периодическая же печать нередко к ней обращается, справедливо улавливая ее общественный интерес и практическое значение.

Из круга вопросов, поднимаемых в печати, мы остановимся лишь на вопросе о так называемой женственности (см.: Литературная газета, 1978, № 4). Под ней следует подразумевать специфические женские черты, качества, свойства, которые по принципу взаимного дополнения противопоставляются мужественности (не смешивать с мужеством). Независимо от эпохи женственность всегда будет предполагать чуткость эмоционального восприятия, психологическую пластичность женской натуры, специфическую привлекательность для представителей мужского пола; в любую эпоху высоко ценимыми качествами женщины будут качества матери.

По мере общественного прогресса представители мужского и женского пола имеют и будут иметь все больше возможностей для проявления и развития своих специфических особенностей, черт, свойств, так что истинной женственности ничто, конечно, не грозит. Однако не все конкретно-исторические особенности поведения женщин с достаточным основанием относятся к этой самой женственности. "Итак, женственность, - пишет Л. Кузнецова. - Припомним: крутые внешние сдвиги в традиционной женственности всегда вызывали наши охи и ахи. Костюма ли это касалось, прически ли. Человечество сильно волновалось сначала по поводу коротких женских стрижек, потом - узких юбок, потом пошли мини, брючные костюмы, женское куренке и многое другое, чего уж и не восстановить в памяти..." Но какое отношение к женственности имеет прическа? Никакого. Разве она мешает быть хорошей матерью и женой? Ведь следует думать о тех особенностях женщин, которые имеют решающее значение для главного, - об их способности выполнять свои материнские обязанности, быть привлекательными для представителей мужского пола, во всех сферах человеческой деятельности находиться с ними в отношениях сотрудничества и взаимного дополнения. А если уж говорить о моде, то не будем закрывать глаза на то, что она всегда подчеркивала с помощью одежды вторичные половые признаки, и современные модные джинсы делают это нисколько не хуже, чем старинный кринолин, только делают это по-другому. Но существо дела от этого не меняется. И в то время, и теперь для представителей мужского пола привлекательными были одни и те же особенности женской фигуры, и ничто здесь измениться не может. Кстати, хорошо известно, что привлекает новизна, необычность во внешнем облике, смещение акцентов с одних половых признаков на другие. Если женщина постоянно закрывает лицо, как в некоторых странах Востока, то именно оно и становится привлекательным для мужчин, и напротив, на голые ноги никто и не обратит внимания. Если же женщины ходят с открытым лицом, но платье носят длинное, то его укорочение выше колен служит объектом повышенного интереса мужского пола и т. д. Это элементарно.

Во все времена были хорошие и плохие матери и жены. И нет никаких оснований думать, что число хороших в наше время уменьшается. Напротив, несмотря на большую нагрузку в связи с профессиональной деятельностью, современные женщины в целом выполняют свои материнские обязанности лучше, чем раньше. Не случайно современные дети не только рождаются более крупными и быстрее растут, уровень их здоровья и умственного развития выше, чем в прошлом, индивидуальная ценность человека возрастает, и он способен сделать для общества намного больше, чем в прошлом. Все это было бы невозможным, если бы современные женщины были плохими матерями. Ведь течение важнейшего периода в жизни человека - раннего детства - почти исключительно определяется качествами матери, тем, насколько она ласкова и заботлива, насколько она умна как мать и т. д. Достижения науки и техники, культуры, общественного сознания не сами по себе передаются новому поколению, а в первую очередь благодаря деятельности матерей. Тот же факт, что некоторые женщины курят, говорит о том, что они плохие матери, какие были и в прошлом, только раньше это проявлялось по-другому. Курение беременной является безнравственным поступком по отношению к будущему ребенку, так как наносит вред его здоровью. Стремление же следить за модой, носить короткую стрижку даже тогда, когда резонеры считают необходимыми длинные волосы и т. д., лишь в том случае заслуживает порицания, если оно для женщины более важно, чем забота об ребенке и прочие семейные обязанности.

Если сведения о биологических и физиологических особенностях и различиях между представителями мужского и женского пола воспринимаются как научный факт и не вызывают возражений, то психологические особенности, склонности, отношение к событиям и явлениям действительности, особенности поведения мальчиков и девочек, юношей и девушек, мужчин и женщин, будучи связанными с установками мировоззренческого характера, оцениваются с определенной предвзятостью. Дело заключается в следующем. Известно, что на протяжении почти всей истории человечества женщина была неравноправна с мужчиной; причина этого была в классово-эгоистическом характере общественного строя, при котором сильный угнетал слабого. Женщина же, как отмечал В. И. Ленин, оказалась в положении двойного рабства - она испытывала на себе классовый гнет и гнет семейный, будучи фактически рабой раба. Это положение женщины всячески оправдывалось религией, которая в угоду эксплуататорам стремилась закрепить существующее положение и изыскивала определенные доводы в пользу справедливости существующего порядка. Основным доводом в пользу неравноправия женщины были якобы изъяны женской природы. Женщина на основании конкретных (хотя и надуманных) ее особенностей ставилась ниже мужчины.

По мере развития общества неравноправное положение женщины становилось все большей помехой его дальнейшему развитию. В процессе идеологической борьбы на смену доводам о неполноценности женщины должны были прийти какие-то доводы, которые обосновывали бы справедливость борьбы за равноправие ("эмансипацию", как говорили в то время). И этими доводами явились утверждения, что между мужчинами и женщинами по существу и нет каких-либо различий. Разумеется, отрицать биологические или физиологические различия было бы бессмысленно ввиду их наглядности и бесспорности, а вот психологические различия отрицать было легче. Те же, кто указывал на такие различия, отождествлялись с противниками эмансипации. И до настоящего времени истинной причиной отсутствия интереса к различиям между женской и мужской психологией является убеждение в том, что выявление и изучение психологических различий мужского и женского пола якобы противоречит принципу равноправия женщины. В действительности же равноправие женщины основывается не на полной ее психологической идентичности с мужчиной, а на справедливости общественного строя, все без исключения члены которого свободны и равноправны, независимо от их особенностей.

Кстати, единственным периодом в истории, когда женская мода сглаживала половые различия, был начальный период борьбы за эмансипацию. Однако эта мода носила ограниченный характер и у мужчин, во всяком случае, восторга не вызывала. Выражение "синий чулок", впервые появившееся именно в то время, никогда и никем не расценивалось как комплимент. Именно подобные тенденции рассматривались в то время как "ложная эмансипация" (Блох) или даже "черная эмансипация" (Гекели), в сравнении с "белой", истинной. И в то время были случаи курения женщин, ношения мужского костюма и т. д., так что современные аналогичные явления не столь уж и новы. Просто на основную тенденцию развития человечества, связанную с возрастанием возможностей для проявления и развития специфически половых черт, свойств, качеств, накладывается другая - периодические волнообразные колебания моды, выражающиеся во временном и в значительной степени кажущемся сглаживании некоторых внешних различий между представителями мужского и женского пола. Кстати, некоторые профессии, считающиеся в настоящее время типично женскими, в прошлом были вполне мужскими (например, телеграфисты) и никто не возводил в какой-то принцип тот факт, что постепенно они становились типично женскими, и на этом основании не писал о "маскулинизации" женщин, как сейчас порой пишут о "феминизации" мужчин на том основании, что они берутся за ставшие традиционно женскими профессии. И последнее, что мы здесь напомним: в семьях военных в прежние времена нередко "няньками" детей были отставные солдаты.

Изучение психологических особенностей представителей мужского и женского пола является важным научным и практическим вопросом, не менее важным, чем дальнейшее изучение их биологических и физиологических особенностей. Как в свое время из общей медицины выделялись отдельные направления, такие, как терапия, хирургия, педиатрия, акушерство и гинекология и др., и практическая ценность которых уже ни у кого не может вызывать сомнений, так по мере развития психологической науки будут все более дифференцироваться психологические особенности мальчиков и девочек, юношей и девушек, мужчин и женщин. И этим будет достигнут определенный прогресс в развитии психологии по сравнению с современной в значительной мере бесполой психологией и принцип индивидуального подхода в воспитании не будет больше игнорировать важнейший фактор индивидуальности - половую принадлежность человека. Ниже мы остановимся на некоторых психологических особенностях девочки, подростка, девушки.

Прежде чем давать характеристику психологических особенностей представителей женского пола (а следовательно, их психологических отличий от представителей мужского пола), следует подчеркнуть следующие принципиальные моменты. Во-первых, эти различия заметны задолго до полового созревания и лишь усиливаются в процессе его. Во-вторых, эти различия не определяются характером воспитания, а, напротив, сами в значительной мере определяют его, если взять общий его характер в целом на протяжении исторического периода, характер же воспитания в каждом конкретном случае способствует более полному их выявлению и развитию. В-третьих, эти особенности имеют среднестатистический характер и отражают скорее типы, а не обязательное наличие или отсутствие тех или иных качеств у представителей мужского или женского пола. Общечеловеческие черты, качества, свойства более широки и перекрывают специфически половые особенности, поэтому можно говорить лишь о преобладании каких-либо из них у представителей мужского или женского пола. Достижения каждого из полов колеблются в таких широких пределах, что внутри этих границ находит себе место и средний уровень достигнутого другим полом. В-четвертых, наличие психологических особенностей (в характере мышления, в уровне эмоциональности, в интересах и склонностях, в реакции на различные события и явления) должно обязательно рассматриваться в системе целого, а не изолированно. Это значит, что в целом оба пола психологически равноценны и обладают взаимными преимуществами лишь в определенных ситуациях или в определенных отношениях.

В-пятых, знание этих особенностей имеет важное значение для педагогики, и поэтому стремление к этому знанию должно расцениваться как положительное профессиональное качество людей, занимающихся воспитанием.

В центре внимания и интересов девочки начиная с раннего возраста находятся человек и сфера его непосредственного бытия - взаимоотношения между людьми, предметы потребления - одежда, утварь, дом. В пространственном восприятии, а также в восприятии цвета и различении его оттенков девочки обычно превосходят мальчиков, уступая им в восприятии времени.

Известно, что девочки склонны к попечительской деятельности - ухаживать, няньчить, проявлять заботу и т. д. Они больше склонны критиковать, наставлять, поучать своих младших братьев, чем мальчики своих младших сестер. Склонность эта может рассматриваться как возрастное появление материнских функций. Она появляется и в выборе игрушек, и в характере игр. Напротив, к преобразующей деятельности девочки склонны меньше. В целом нередко лучше чувствуя и понимая назначение вещи, представители женского пола меньше понимают в их устройстве и меньше им интересуются. Это хорошо согласуется со сделанным еще в конце прошлого века наблюдением, что женщины-телеграфистки более аккуратны, чем их коллеги - мужчины, но, в отличие от последних, меньше интересуются самими аппаратами. Как правило, девочки чаще используют различные предметы и игрушки по их прямому назначению, тогда как мальчики чаще могут приспосабливать их к различным целям, нередко сознательно находя им неожиданное применение. Девочек меньше интересует устройство вещи, и поэтому их игрушки чаще всего ломаются случайно, а не вследствие проявлений исследовательского интереса, как это бывает у мальчиков. Вообще представители женского пола более склонны оценивать вещь в целом, не вдаваясь глубоко во внутренние ее особенности.

Восприимчивость (рецептивность) женской психики выше, чем мужской, но изобретательность ее ниже. Как отмечал немецкий психолог В. Штерн, "образец или план является в большинстве случаев весьма желательной путеводной нитью и ограничением их творчества; подойти как можно ближе к образцу кажется им вполне удовлетворяющей целью".

Отмечено, что у женщин больше точности в работе. Девочки более внушаемы, менее решительны в действиях. Вследствие большей эмоциональности они менее способны отделять объективное течение событий от собственных переживаний в этот момент и поэтому обычно хуже передают события, являются гораздо менее объективными свидетелями происшествий. Девочки обладают и меньшими способностями описать последовательность действий для достижения какого-то результата, описать дорогу или маршрут. Они больше, чем мальчики, обращают внимания на личную сторону событий, явлений и меньшую - на фактическую сторону.

Вместе с тем представители женского пола лучше приспосабливаются к обстоятельствам, быстрее находят себе место при различных переменах, легче "вписываются" в новую обстановку. Женщины более чувствительны к межличностным отношениям, больше учитывают их в своей деятельности, тоньше реагируют на нормы своей социальной группы и более чувствительны к их нарушениям.

При анализе поведения мальчиков и девочек следует учитывать различия в характере их психики и деятельности. Известно, что мальчики создают больше шума. Это не значит, однако, что у них больше нарушений по существу, поскольку нарушения у девочек более "тихие". Отрицательные проявления у девочек и девушек обычно носят более скрытый характер. Известно, что "трудные" мальчики в сравнении с "трудными" девочками более шумливы, но "трудные" девочки зато значительно более "трудны". Это очень хорошо подметил А. С. Макаренко, который писал: "Как бы долго ни болтался на улице малый, в каких бы сложных и незаконных приключениях он ни участвовал, как бы ни топорщился он против нашего педагогического вмешательства, но, если у него есть, пусть самый небольшой, интеллект, в хорошем коллективе из него всегда выйдет человек. Это потому, что малый этот, в сущности, только отстал, его расстояние от нормы всегда можно измерить и заполнить. Девочка же рано, почти в детстве, начавшая жить половой жизнью не только отстала физически и духовно, она несет на себе глубокую травму, очень сложную и болезненную. В этих сложнейших переплетах боли и чванства, бедности и богатства, ночных слез и дневных заигрываний нужен дьявольский характер, чтобы наметить линию и идти по ней, создать новый опыт, новые привычки, новые формы осторожности и такта". Разумеется, не все нарушения девочек сводятся к затронутым выше, но все это справедливо для любых антипедагогических проявлений у девочек.

Причина этого лежит в рассмотренных выше особенностях женской психики, женского сознания. Известно, например, что вино действует на женщин сильнее и быстрее, они скорее "растормаживаются". Несмотря на то что женщины вообще более стеснительны и первое время всячески пытаются скрыть свое пристрастие к алкоголю и по этой причине обращаются за медицинской помощью с опозданием; пьянство и алкоголизм у женщин протекает значительно более цинично и грубо, чем у мужчин. Будучи в состоянии алкогольного опьянения, они легко выходят из равновесия, становятся развязными и циничными, агрессивными и т. д. Все это справедливо и в отношении психических заболеваний.

Дело в том, что большая эмоциональность и импульсивность женщин при наличии плохих привычек затрудняет правильную линию поведения.

Девочки больше, чем мальчики, склонны апеллировать к старшим в случае каких-либо конфликтов или затруднений. Поскольку "истец" всегда выступает в качестве потерпевшей стороны, невольно предполагается, что если девочка жалуется на мальчика, то так или иначе он повинен. Мальчики же в аналогичных случаях жалуются заметно реже, и поэтому в представлении старших они чаще оказываются в роли зачинщиков каких-либо конфликтов или междоусобиц.

Общая активность мальчиков и девочек в целом одинакова Однако девочки обладают большей исполнительностью. Поэтому по соотношению количества мальчиков и девочек, участвующих в общественной жизни школы, можно с определенной уверенностью судить о том, насколько формально в школе ведется пионерская или комсомольская работа. Чем это соотношение ближе к единице (равная доля участия мальчиков и девочек), тем работа ведется лучше и менее формально.

Круг интересов мальчиков шире, чем у девочек. В соответствии с этим у них больше и словарный запас, особенно за счет отдаленных предметов и общих понятий. В речи мальчиков преобладают слова, передающие действия (глаголы и междометия), тогда как девочки склонны к предметно-оценочной речи (имена существительные и прилагательные, отрицания и утверждения). Мальчики более подвижны, непоседливы, в младших классах смелее ведут себя на уроках. Они чаще поднимают руку, не боясь ошибиться в ответе; девочки же, как отмечает педагог В. И. Гладких, поднимают руку реже, хотя и отвечают правильно (т. е. знают не хуже). Заметны различия в учебных интересах. Обычно мальчики больше любят труд, физкультуру, из гуманитарных предметов - историю; наименее любимы у них родной и иностранный языки. Девочки предпочитают гуманитарные предметы - историю, литературу; среди нелюбимых у них чаще физика, биология, математика. Известно, что мальчики значительно больше, чем девочки, читают по истории и о путешествиях, но меньше художественной литературы и особенно стихов.

Девочки более терпеливы, аккуратны, добросовестны. Когда они не уверены в том, что следует делать, они чаще ждут разъяснений учителя, тогда как мальчики чаще предлагают ему собственные попытки решения. Девочки лучше пишут сочинения, так как обладают лучшей связностью изложения и большим вниманием к деталям, меньшей схематичностью и большей описательностью. Понимают они все столь же хорошо, как и мальчики, но лучше удерживают в памяти заученное; в математике они обычно мальчикам заметно уступают. При решении задачи они больше интересуются конкретным ее приложением, тогда как для мальчиков задача может быть интересной и независимо от конкретного приложения, как упражнение для ума. В знании простых и более распространенных представлений, предметов девочки имеют преимущества, но уступают в знании специального, особого, более редкого. При ответах на экзаменах девочки больше склонны к ответам заученными фразами и менее склонны к собственным формулировкам. При рассказе девочки более склонны к уклонениям и подробностям, чем мальчики, которые излагают содержание менее описательно и подробно, но более сжато, более строго придерживаясь основы рассказа. В сравнении с мальчиками девочки о людях говорят чаще, чем о предметах.

В свободное время виды деятельности у девочек менее разнообразны, но более организованны. За пределами дома, в непривычной обстановке девочки быстрее теряются, с трудом находят себе занятие. Отправляясь куда-либо, они заранее нацелены на какое-то дело, тогда как мальчики находят себе занятие по ходу, легче ориентируясь в незнакомой обстановке и воспринимая ее положительно, в отличие от настороженного отношения девочек.

Мальчики младших классов, как отмечает В. И. Гладких, плохо приобщены к самообслуживанию: неловко переодеваются и переобуваются, не знают, с чего начать дежурство в классе, не умеют пользоваться веником, тряпкой, не умеют поливать цветы и т. д. и в целом часто беспомощны в сравнении с девочками в обычных делах. Во многом это связано с отсутствием постоянных поручений по дому, но главное все-таки заключается в том, что мальчиков ко всему этому приучить труднее, чем девочек.

Девочки, подростки, девушки более эмоциональны, чем их сверстники мужского пола. Они ближе к сердцу принимают похвалу и порицание, их легче растрогать, заставить смеяться или плакать. Они более самолюбивы и обидчивы, скорее обижаются при подшучивании над ними и часто проявляют особую чувствительность к порицанию, высказанному в иронической форме, реагируя при этом прежде всего на насмешливый тон говорящего, а потом уже на содержание его слов.

Большая эмоциональность проявляется и в характере оценок. Когда мальчики и девочки видят что-то новое, незнакомое, то мальчики обычно спрашивают, что это, откуда это и для чего это, реакция же девочек начинается с оценки: "как красиво!" или "как некрасиво!" и т. д.

Девочки легче и лучше, чем мальчики, воспринимают то, что в силу непосредственного интереса привлекает их внимание, но хуже то, что для них безразлично, то, на что им нужно специально направлять внимание. Привлекают же их внимание в большей мере конкретные и близкие явления, непосредственно окружающее, чем абстрактное и отдаленное. Они более склонны к чувственным наглядным представлениям. Когда нужно убедиться в правильности какого-либо общего положения, они чаще, чем мальчики, предпочитают попробовать приложить его к конкретным, отдельным случаям и реже - будут искать к нему логические доказательства.

У девочек чаще наблюдается повышенный интерес к своей внешности, и они более чувствительны к ее оценке другими людьми; в связи с этим у них чаще наблюдаются и различные дисморфофобии - ложные идеи о своей физической недостаточности.

Девочки способны к совместной с мальчиками деятельности, однако навыки эти должны закладываться с детства, а не тогда, когда ко все более тесному общению их толкает нарастающий взаимный интерес. К сожалению, старшие не способствуют формированию этих навыков. Напротив, именно по вине старших мальчики и девочки часто не умеют совместно играть, проявляют настороженность друг к другу, особенно девочки, в случае необходимости контактов. Нередко приходится наблюдать, как в отсутствие взрослых мальчики и девочки хорошо играют, но стоит появиться взрослому, как начинаются взаимные конфликты, обиды, заявления о том, что "я с мальчишками (девчонками) не вожусь" и т. д. и игра разлаживается. А происходит это потому, что они начинают вести себя с представителями другого пола так, как, по их понятиям, этого хотят взрослые.

Сложившийся в обществе характер разделения труда, склонность мужчин и женщин к определенного рода деятельности оказывают влияние на подрастающее поколение, так как в одних и тех же условиях мальчики непроизвольно подражают мужчинам и усваивают образцы мужской деятельности, девочки подражают женщинам и усваивают образцы женской деятельности. Выбор объекта подражания в зависимости от своей половой принадлежности - общечеловеческое свойство, реализоваться же оно может по-разному, так как характер деятельности объектов подражания меняется.

Следует иметь в виду также, что внутри своей половой группы люди далеко не одинаковы. Они представляют широкий спектр индивидуальностей, и не только в плане способностей, ума, склонностей, что широко осознается и ни у кого не вызывает сомнений, но также в смысле выраженности своей принадлежности к мужскому или женскому полу. В любом обществе и по любым критериям всегда были и будут женщины более "женственные" и менее "женственные", мужчины более "мужественные" и менее "мужественные". Сами эти термины являются обобщенной характеристикой положительных качеств человека как представителя, соответственно, мужского или женского пола. Известно, что в человеческом обществе естественный отбор не имеет силы. Однако половой подбор своего значения не утратил. Привлекательность человека для представителей другого пола имеет важное практическое значение.

Чем общество свободнее и люди в нем равноправнее, тем больше у них возможностей для проявления своей индивидуальности, и, напротив, чем жестче регламентация, тем в большей степени они вынуждены соответствовать общепринятым требованиям к мужчинам и женщинам. Если раньше женщина независимо от своих склонностей была вынуждена ограничиваться узким кругом возможных занятий, по преимуществу домашними делами, то это не значит, что и раньше не было женщин, охотно бы занявшихся чем-нибудь еще. А теперь они имеют широкие возможности для выбора занятий по своему желанию, и общество не ставит им в этом ограничений. Однако необходимо учитывать, что сам по себе характер занятий, профессия не сглаживают специфически половых различий, и при внимательном и непредвзятом рассмотрении их всегда можно выявить. Поэтому любые изменения в характере деятельности представителей мужского и женского пола никогда не приведут к сглаживанию психологических различий между ними.

Среди психологических особенностей женского пола следует выделять и те, которые связаны с их взаимоотношениями с мужским полом и которые отражают развитие детородной функции женщины. Эта функция в полной мере выражает высокий уровень развития человека - существа социального. Она включает не только способность зачать ребенка, выносить и родить его, выходить новорожденного и вскормить грудного, но и стимулировать его психическое развитие, привить ему основные навыки общения, а также принять активное участие в воспитании его полноценным членом общества. Эта функция включает также половое влечение и половое поведение - специфически женские особенности отношения к представителям мужского пола и определенного рода активность, направленную на них. Детородная функция подразумевает, во-первых, способность ко всей перечисленной выше деятельности и, во-вторых, конкретное ее осуществление.

При анализе детородной функции выделяют различные ее аспекты. Это физиологический аспект (половое созревание организма), медицинский (акушерство и гинекология - функция половых органов, беременность и роды; педиатрия - выхаживание и вскармливание ребенка), психологический (сексология - половое поведение). Психологический аспект созревания детородной функции называется еще сексуальным развитием.

В процессе сексуального развития постепенно складывается функциональная репродуктивная система, включающая элементы разного уровня - от наиболее простых, организменных до высших, психических. Развитие всех этих элементов происходит одновременно и независимо, но с неодинаковой интенсивностью, и лишь на определенном этапе происходит, во-первых, ускорение этого развития и, во-вторых, объединение элементов в единую систему. Происходит это во второй фазе полового созревания и связано со специфическим действием половых гормонов, в первую очередь андрогенов.

Половые гормоны оказывают на нервные центры воздействие, в результате которого вся информация сексуального характера становится для подростка актуальной: она фиксируется, концентрируется и объединяется в систему специфических представлений, становится личностно значимой. В это время интенсивно формируется психологическая структура, включающая все знания о другом поле и собственный интерес к его представителям. Новая информация уже не проходит мимо, а активно включается в эту психологическую структуру. Это становится возможным потому, что информация сексуального характера оказывается личностно значимой, т. е. связанной с одной из базисных потребностей человека - половой потребностью. Именно поэтому получаемая во второй фазе полового созревания информация должна быть особенно доброкачественной. Кроме того, некоторые сведения сексуального характера девочка должна получить раньше, когда их значимость еще не так велика, а интерес к этой информации является выражением общих познавательных интересов, а не специфической его направленности.

Например, вторичные половые признаки впервые начинают восприниматься именно как таковые, а не просто как какая-то особенность внешности представителей мужского пола; при оценке внешности акцент делается не столько на нейтральных особенностях (волосы, цвет глаз, и т. д.), а на более специфических особенностях, таких, как ширина плеч, общий мужественный вид у юношей и др. Специфически воспринимаются и особенности полового поведения. Если раньше взаимные "затрагивания" мальчиков и девочек нередко являлись источником конфликтов, то начиная со второй фазы полового созревания все более развивается способность воспринимать эти затрагивания именно как проявление к себе интереса и внимания, а следовательно, и без всякой обиды.

Наиболее простые явления сексуального развития ребенка называются элементарными сексуально значимыми реакциями. Они непроизвольны, неосознанны и сначала появляются вне связи одна с другой. Не связаны они первоначально с половым влечением и не имеют значения для осознания ребенком его половой принадлежности.

Важным элементом сексуального развития является понятие половой принадлежности. Начинается его формирование с того, что девочка начинает различать пол других людей. Важную роль при этом играет обучение, так как мать, указывая на того или иного человека, всегда называет его "тетя" или "дядя". Однако комплексом признаков, создающим представление о мужском или женском поле, ребенок овладевает самостоятельно, и обучение матерью позволяет лишь соотнести эти признаки половой принадлежности с названием "дядя" или "тетя". Ребенок по-разному относится к представителям мужского и женского пола, оказывая, как правило, одному полу явное предпочтение. Отчетливо эта способность проявляется у девочек после пяти месяцев.

Следует подчеркнуть способность ребенка грудного возраста достаточно тонко различать признаки половой принадлежности. Он очень четко их улавливает, и они в его психике складываются в систему, позволяющую половую принадлежность определять весьма уверенно. И характер выражения лица других людей ребенок воспринимает очень четко и определенно. Эта способность грудного ребенка тем более примечательна, что до настоящего времени наукой не разработаны критерии, по которым можно было бы аналитически отличить любое мужское лицо от женского; в своей практике все мы, взрослые, используем способности, которые приобрели в грудном возрасте, и наша оценка, включающая оценку красоты, характера выражения лица и т. д., базируется на том, что мы умеем делать с грудного возраста. Она лишь усложняется, обогащается и расширяется с возрастом, с развитием вкуса и т. д.

Знание собственной половой принадлежности (вернее, убежденность в определенном характере этой принадлежности) развивается в полной мере к трем годам, в процессе того, как ребенок осознает себя как личность, осознает свое "Я". Важную роль в этом играет обучение, так как мать и другие люди в обращении к ребенку постоянно подчеркивают "ты - мальчик" или "ты - девочка". Однако, как сказано выше, это не просто знание, но и убеждение, и формируется оно на основании анализа признаков собственной половой принадлежности, не являясь просто запоминанием, как, например, имя, пусть и запоминанием прочным, типа "впечатывания".

В специальной сексологической литературе существует термин "половое любопытство", под которым подразумевается выраженное у детей 2 - 4 лет стремление к разглядыванию и ощупыванию своих половых органов. Однако половым любопытством это, конечно, не является. Дело в том, что осознание собственного "Я" обязательно включает в норме и осознание собственной половой принадлежности, а последнее возможно лишь на основании анализа конкретных ее признаков. Признаками же половой принадлежности в этом возрасте являются лишь первичные половые признаки, т. е. особенности строения наружных половых органов. Естественно, что на них ребенок и обращает внимание. Говорить же о каком-то специфическом "половом любопытстве" маленького ребенка тем более неверно, что и сами взрослые-то способны даже в этом возрасте, а не только у новорожденного, определять его пол лишь по первичным половым признакам. На что же тогда должен ориентироваться сам малыш? Сначала ребенок воспринимает некоторые внешние собственные особенности, затем соотносит их с собой, внутренне их концентрирует, а потом уже внутренне воспринимает себя как целостность. Не случайно ведь, рассказывая о своих переживаниях в связи с каким-то событием, малыш нередко заявляет: "я сильно плакал", вместо того чтобы сказать: "мне было больно" или тем более "мне было обидно", хотя обижаться способны и грудные. Сначала он просто не способен осознать свое состояние, воспринять же и запомнить сопутствующие ему реакции он может.

Истинное половое любопытство появляется лишь в подростковом возрасте, в связи с осознанием того факта, что существующие между мужчинами и женщинами различия не случайны, как не случайно и разделение их родительских функций, что имеющиеся у мужчин и женщин особенности, в первую очередь анатомические, совершенно определенным образом дополняют друг друга и подразумевают какие-то особые, специфические взаимоотношения между представителями мужского и женского пола.

Чувство собственной половой принадлежности в норме устойчиво ко всякого рода вторичным влияниям, как и чувство собственного "Я". Сознание характера собственной половой принадлежности является основой формирования психической структуры, определяющей поведение, принятое в данном обществе для представителей мужского или женского пола; поэтому задачей воспитания является формирование представлений о должном характере поведения мальчика или девочки, юноши или девушки.

Следующим важным элементом сексуального развития является половое влечение. Половое влечение - это специфическое отношение представителей одного пола к представителям другого пола. Стимулом к такому отношению являются специфически половые особенности представителей противоположного пола именно как таковых, а не просто общечеловеческие их особенности. Половое влечение сначала проявляется в относительно малоспецифичных формах, но затем специфичность его нарастает. Следует подчеркнуть, что само понятие "половое влечение" отнюдь не одиозно, оно относится к совершенно нормальному явлению сексуального развития. Не следует лишь половое влечение понимать в завершенной, развитой его форме, которая свойственна взрослому человеку. Оно есть и у маленького ребенка, у подростка, у девушки и имеет специфические проявления.

До настоящего времени сексологи, а также авторы научно-популярной литературы ориентируются на схему полового влечения, предложенную немецким сексологом Моллем в начале века. Согласно этой схеме, существуют три фазы (периода) развития полового влечения - нейтральная (раннее детство), недифференцированная (подростковый и частично юношеский возраст) и дифференцированная (взрослые). Однако эта схема отражает недостаточное знание особенностей сексуального развития человека.

Известно, что уже в младшей группе детского сада ребенок по- разному относится к детям своего и противоположного пола. Ясно вместе с тем, что ведет он себя так не из-за осознания собственной и их половой принадлежности, а реагируя на какие-то специфически половые их особенности, доступные его восприятию. Более того, ребенок очень четко улавливает нормальный или ненормальный характер этих половых особенностей, явно воспринимая их в определенном комплексе, а не изолированно. Не случайно дети с чертами половой неопределенности вызывают насмешки, неприязнь, отрицательное отношение уже в младшей группе детского сада. И дело здесь не в самих по себе отличиях, а в их характере: даже маленький ребенок воспринимает другого человека только как вполне определенного представителя мужского или женского пола. Невозможность однозначно решить вопрос о половой принадлежности другого человека, особенно того, с кем приходится постоянно общаться, вызывает состояние психического напряжения, а вслед за ним и неприязнь. Если бы существовала нейтральная фаза развития полового влечения, этого бы не наблюдалось.

В пользу существования вполне определенной направленности полового влечения у подростков свидетельствуют широко известные изменения в характере их поведения в присутствии представителей другого пола, что у девочек весьма отчетливо начинает проявляться после 10 - 11 лет. При этом они начинают разговаривать преувеличенно громко, с особыми интонациями, обнимают одна другую, ходят нежно прижавшись и т. д. и т. п. При этом ясного отчета в таком поведении они себе не отдают. Достаточно обратиться к любой хорошей художественной книге о подростках, чтобы убедиться в реальности всего вышесказанного.

Выраженность полового влечения у представителей мужского и женского пола одинакова, проявления же его специфичны. При этом половое поведение женщины более разнообразное и сложное. Одной из характерных поведенческих реакций, связанных с половым влечением, является кокетство, наблюдающееся у девочек уже в раннем возрасте. Кокетство - это комплексная поведенческая реакция, в основе которой лежит побуждение привлечь к себе внимание. Проявления кокетства сложны и разнообразны. Это может быть и особая поза, сочетающая в себе внешнюю пассивность с внутренним напряжением, с признаками вегетативного возбуждения. Это и особый взгляд - глаза в одну сторону, а голова и туловище в другую. Это и использование другого человека для демонстрации своих стремлений интересующему объекту, но как бы не для него: неожиданные проявления нежности по отношению к подруге, ребенку и т. д., которых начинают целовать или обнимать в присутствии мужчины. Разумеется, содержательность и разнообразие этих реакций с возрастом увеличивается, и у маленькой девочки можно говорить лишь об элементах кокетства. Однако сама эта реакция настолько типична и характерна, что ее интерпретация даже у маленькой девочки не вызывает разногласий взрослых.

В основе кокетства, как сказано выше, лежит стремление привлечь к себе внимание представителей мужского пола. Каждая нормальная женщина испытывает стремление нравиться, быть замеченной представителями мужского пола. Дело заключается в том, что женщине принадлежит в общении с мужчиной внешне пассивная роль. Не принято, чтобы женщина сама начинала ухаживать за мужчиной. Это противоречит и женской природе, и конкретно-историческим особенностям женской психики. Однако для того, чтобы мужчина мог проявить свою активность, женщина должна привлечь его внимание, а для этого ей необходимо в достаточной степени продемонстрировать свою специфически женскую восприимчивость (рецептивность).

Следует отметить, что потребность нравиться, хорошо выглядеть выражена у женщины значительно больше, чем у мужчины. В соответствии с характером мужской половой роли, мужской психики, мужчина обычно хочет понравиться конкретной женщине и имеет при этом конкретную цель. Женщина же испытывает потребность нравиться вообще, что, разумеется, нисколько не исключает ее желания понравиться конкретному мужчине.

Другой реакцией, связанной с половым влечением у девочек, подростков, девушек, является застенчивость. Смысл ее заключается в том, что женщина отвечает на внимание мужчины как бы вынужденно, как бы уступая его желанию, восприняв его реакцию и в ответ на нее, но ни в коем случае ее не опережая. Заключается эта реакция в том, что "под взглядом" мужчины женщина краснеет, смущается, опускает глаза и т. д., показывая тем самым, что присутствие и внимание мужчины для нее небезразлично. Таким образом, застенчивость - это комплексная неспецифическая поведенческая реакция, обнаруживающая, что женщина заметила мужчину, обратила на него внимание и готова воспринять дальнейшие его действия. По своему смыслу - это демонстрация женской восприимчивости. Застенчивость является специфически женской особенностью поведения, реагирования на присутствие представителей мужского пола, причем особенностью, достаточно высоко ценимой.

К застенчивости близка стыдливость. Проявляется она обычно после трех лет. Чувство стыдливости усиливается по мере развития ребенка и особенно в подростковом возрасте. Степень ее зависит от индивидуальных особенностей, но также от условий семейного быта: она не переходит нормальных границ и не превращается в жеманство, если в семье не придают специального значения случайному обнажению тела. Сначала она наблюдается по отношению ко всем людям, в последующем - лишь по отношению к представителям мужского пола. Как отмечал психолог А. К. Ленц, "стыдливость предохраняет девушек от биологически и социально неподходящих связей; она контролирует самый инстинкт, вводя его в известные рамки". Проявлением стыдливости является совокупность своеобразных движений оборонительного характера - опускание или отведение глаз (но не так, как при кокетстве, с вызовом), закрывание лица руками, отворачивание головы, заворачивание в какой-либо покров, движения с характером ускользания, увертывания и т. д. Вместе с тем стыдливость не является обороной в чистом виде, это и реакция на притяжение, а тот, кого стыдятся, не просто неприятель, но вместе с тем и человек, привлекающий внимание. Не случайно девушки могут испытывать чувство стыда по отношению к мужчине, к которому они неравнодушны и который воспринимается в принципе как достойный внимания объект. И, напротив, по отношению к представителям мужского пола, совершенно безразличным для них, они стыда, смущения и т. д. не испытывают.

Стыдливость является характерным проявлением полового поведения представителей женского пола, и А. К. Ленц справедливо утверждал: "Как бы то ни было, мы должны признать, что мужчина ищет стыдливость в женщине и ценит ее".

Стыдливость (но не жеманство) привлекательна в женщине, но неприемлема для мужчины (не путать стыдливость со стыдом, угрызениями совести); у мужчины стыдливость в известной ситуации может расцениваться как проявление половой слабости. В мужчине женщину привлекает активность, причем эта активность оказывает специфически эротизирующее, возбуждающее действие. Ярко об этом сказано у А. С. Пушкина:

Взращенный в дикой простоте, 
Любви не ведая страданий, 
Я нравлюсь юной красоте 
Бесстыдным бешенством желаний... 
С невольным пламенем ланит, 
Украдкой нимфа молодая, 
Сама себя не понимая, 
На фавна иногда глядит...

Стыдливость у девочек сочетается с такой, казалось бы, противоположной по характеру реакцией, как демонстрация половых органов детям, с которыми она играет. Наблюдается она в возрасте 6 - 8 лет и в принципе вполне нормальна, если только это не делается перед мальчиками более старшего возраста, а тем более перед взрослыми мужчинами. Эта реакция связана, видимо, с неосознанным стремлением девочки привлечь к себе внимание, причем именно как к представительнице женского пола; других же способов в связи с возрастом у нее еще нет, вторичные половые признаки еще не начали развиваться. У девушек и женщин существует то же стремление к демонстрации своей женской определенности (т. е. своей бесспорной принадлежности именно к женскому полу), но оно, естественно, носит более развитый характер. В начале данной главы мы уже говорили, что мода есть не что иное, как демонстрация вторичных половых признаков, причем изменения моды носят характер смещения акцентов с одних признаков на другие, со скрыванием того, что еще недавно выставлялось напоказ, и открыванием того, что ранее скрывалось. Разумеется, полностью мода этим не исчерпывается. Следование моде удовлетворяет свойственное каждому человеку стремление, во-первых, как-то выделиться среди других, как-то выразить свою индивидуальность в одежде, во-вторых, утвердить свою принадлежность к определенной социальной группе. При этом мода всегда так или иначе вращается вокруг специфической половой определенности и при любых своих изменениях учитывает потребность женщины к ее демонстрации.

Мужская мода намного сдержаннее и консервативнее, и в значительной степени, видимо в связи с тем, что свою мужскую определенность мужчина в достаточной степени имеет возможность продемонстрировать путем конкретных действий, не опасаясь, что эта активность может оказаться чрезмерной и в связи с этим неправильно понятой. Напротив, в европейской культуре разнообразные украшения мужчинам не свойственны, так как это противоречит активному характеру мужского поведения. Не случайно еще Овидий напоминал мужчинам, которые хотели бы нравиться женщинам, чтобы они избегали разукрашивать себя, подобно женщинам, предоставляя это занятие гомосексуалистам.

При общем подходе к моде следует учитывать, как отмечено выше, большее разнообразие одежды и меньшую ее консервативность у женщин, а также, в пределах как мужской, так и женской моды, что одежда тем проще и естественней, чем внутренне богаче индивидуальность. Вычурность одежды и ее перегруженность множеством мелочей даже и у женщины является настораживающим признаком.

Определяющими моментами полового влечения являются половые признаки в сочетании с признаками хорошего здоровья и отсутствием каких-либо дефектов психологического, умственного, физического плана. Конкретный же выбор основывается по оценке качеств, присущих именно данному человеку. Это могут быть некоторые черты характера, особенности внешности и т. д. По мере приобретения жизненного опыта, а также под влиянием соображений эстетического и морального характера половая направленность становится все более дифференцированной, мужчину начинают привлекать лишь некоторые женщины, женщину - лишь некоторые мужчины.

У каждого человека постепенно складывается внутренняя идеальная модель (или некоторое количество моделей) представителя другого пола, и каждый конкретный человек с ней более или менее осознанно сопоставляется. В некоторых случаях наблюдается своеобразное "впечатывание" первого впечатления - наступает состояние влюбленности без дальнейшего критического анализа. В большинстве случаев выраженность этого состояния довольно быстро ослабевает, и на сцену выходит анализ, результаты которого укрепляют или снимают первоначальное впечатление. С возрастом идеальная модель становится все более абстрактной и вместе с тем ожидается все большее соответствие ей конкретного человека, что не всегда реально. Это может расцениваться как признак ослабления полового влечения или же, напротив, его зрелости.

При всем этом индивидуальность неизменно является одним из наиболее притягательных свойств. Как отмечал немецкий ученый Блох: "Действие выраженной индивидуальности гораздо сильнее, чем действие физической красоты". Известно, что формально не слишком красивые женщины нередко пользуются значительно большим успехом, чем их более красивые подруги. Содержательное и оживленное выражение лица, приятная жестикуляция, эмоциональность, мелодичный голос, специфически женская чуткость - все это привлекательно в женщине. При этом правильные черты лица, красивая внешность не всегда еще означают что-то хорошее. Отсутствие признаков так называемого "сексуального резонанса" делает красоту пустой, непривлекательной, попросту скучной. Именно это, кстати, лежит в основе всем известных расхождений в оценке внешности женщин теми, кто знает их лично, и теми, кто судит только по фотографии: фотокарточка не передает богатства и разнообразия мимики, оживленности и многого другого, что составляет интегральный образ женщины и определяет ее привлекательность.

Хотя и говорят, что лицо - зеркало души, но только лицо живого человека, а не фотографии. В главе II мы говорили об употреблении косметики. Нередко формально красивые, но холодные и злые женщины доходят до исступления в ее употреблении. Им и в голову не приходит, что отсутствие у них успеха или недостаточный успех у представителей мужского пола связан с отсутствием у них истинной привлекательности, и судят о должной ее степени лишь по чертам лица. И вообще женщинам, конечно, труднее судить о степени привлекательности для мужчин других женщин. Они порой с удивлением или недоумением констатируют сам факт привлекательности или непривлекательности какой-либо из своих знакомых, не находя ему удовлетворительного объяснения.

Как говорилось выше, в мужчине женщину привлекают проявления активности, энергии, решительности, а также и его более выраженная способность к логическому мышлению. Поскольку мужчина сильнее женщины в рассуждениях, логическом мышлении, а женщина, напротив, превосходит его в непосредственном восприятии, эмоциональности, чуткости, то способность мужчины к логике, к абстрактному мышлению оценивается женщиной как более или менее успешная демонстрация мужской силы. Как правило, мужчина говорит, а женщина слушает (правда, после женитьбы нередко наблюдается обратная картина, но это уже из области семейных недоразумений), и комплименты обычно мужчины говорят женщинам, а не наоборот, и это известный способ завоевать их расположение, разумеется, если это умные и тонкие комплименты.

Высшей и специфической формой полового влечения является любовь. Это наиболее диалектическое его проявление. Дело в том, что любовь - глубоко индивидуальное чувство. В отличие от других проявлений полового влечения она обязательно направлена на конкретного человека, который становится центром объединения и концентрации всех компонентов полового влечения и объектом полового поведения, поглощающим все внимание. Вместе с тем любовь значительно расширяет горизонты восприятия человеком всего окружающего, придает ему способность многое увидеть с новой стороны, лучше почувствовать красоту и ритм жизни. Как утверждал русский врач и социолог А. Н. Бек, "человек, воодушевленный любовью, особенно легко воплощает в себе человеческий прогресс благодаря социальным эквивалентам, в которые превращается половое влечение у социально зрелых людей".

В 1898 году французский психолог Рибо отмечал: "Половой инстинкт, появляющийся последним у человека и высших животных, дает начало эмоции любви со всеми ее многочисленными индивидуальными видоизменениями. Большинство психологов очень мало занималось изучением подробностей этой эмоции, и мы могли бы указать на объемистые трактаты, в которых о ней совершенно не упоминается. Происходит ли это от излишней стыдливости или от того, что психологи считают этот предмет исключительным достоянием романистов, упорно занимающихся этой страстью?" Любовь весьма сложное проявление полового влечения, специфически человеческое. Смысл ее, согласно Блоху, заключается в том, что "чисто животные ощущения получили у него значение, цель, далеко выходящую за пределы простого размножения и сохранения рода". Он же подчеркивает, что "сущность любви, как полового инстинкта, одухотворенного высшим духовным содержанием, остается вечным достоянием культуры". По его словам, "различие между животной течкой и высоким чувством любви точно соответствует той пропасти, которая отделяет первобытного человека, оттачивающего себе неуклюжее орудие из кремня, от культурного человека, имеющего в своем распоряжении бесчисленные машины и подчинившего своим целям силы природы... Любовь приобрела теперь для индивидуума по меньшей мере такое же значение, какое она имела раньше для рода. Тем самым идея о продолжении рода, в смысле субъективном, несомненно, отошла на второй план, уступив место идее личного переживания, личного духовного обогащения и дальнейшего развития благодаря любви... Вместе с культурой возрастает одухотворение и идеализация чувственности, несмотря на то что половой инстинкт сохраняет свою первоначальную силу. ...Любовь есть результат прогресса человеческой деятельности во всех областях и направлениях".

Действительно, в любви достаточно отчетливо проявляется как общий уровень развития человека, так и нравственный его потенциал, а также его духовная зрелость. В проявлениях любви находят выражение уровень развития личности, степень ее зрелости, индивидуальные особенности человека, а также непосредственно возраст.

Состояние любви может возникнуть сразу или же развивается постепенно. Если оно развилось сразу, то говорят о влюбленности. Для нее характерно некритическое отношение к объекту, да и иначе и не может быть, так как человек является сложным объектом познания и разобраться во всех его достоинствах и недостатках сразу невозможно. В зависимости от результатов этого процесса состояние влюбленности может пройти или же переходит в настоящую любовь, когда человека воспринимают как целостность, со всеми его достоинствами и недостатками, уже не ослепленно, а более трезво.

Как было сказано когда-то, "истинная любовь есть продукт зрелого развития". Обычно в юношеском возрасте способность понять и оценить другого человека развита еще недостаточно. Именно по этой причине ранние браки часто непрочны. Во-первых, девушка сама еще не знает, что именно ей нужно, а во-вторых, не способна оценить в этом плане личностных качеств объекта своих чувств. Как писал Блох, "в опьянении чувственного возбуждения и в том состоянии, когда оба, желая нравиться, обнаруживают лишь лучшие свои стороны, она еще менее способна взвесить значение того шага, на который решается... Слишком часто любовь убивает в браке простая пошлость. Люди ждут чего-то чудесного, что потом не наступает..."

Вместе с тем именно юношеская любовь имеет важное значение для развития личности. Как отмечал немецкий психолог Фишер, "любовь сильнее всяких других этических отношений заключает в себе влечение к прекрасному. И если иная малоподвижная душа начинает шевелить своими крыльями и обнаруживает стремление к идеалу, так это бывает именно во время, когда она любит. Нет сомнения, что эстетическое ощущение в большей степени воспринимается глазом влюбленного, чем трезвым глазом, не отуманенным любовью". Для любви в Юношеском возрасте характерна идеализация объекта любви, что хорошо в случае, если влюбленные не заходят в своих отношениях слишком далеко. Но эта же идеализация приводит к указанным выше ошибкам и разочарованиям в браке. Именно поэтому одной из важных задач полового воспитания девушек является воспитание у них стремления и способности разобраться в объекте своих чувств и избегать поспешности в принятии решений о возможности сближения. Как справедливо утверждал А. К. Ленц, "вступившая в половую связь до брака девушка часто значительно осложняет себе жизнь беременностью, выкидышами и т. п. и лишается благодаря этому прочного положения и трезвого взгляда на семейные отношения... Невинные же девушки благодаря из рук вон плохо поставленному половому воспитанию, сводящемуся часто к полному отсутствию всякого представления о значении и характере половых функций, с трудом разбираются в мужских качествах и часто, вступив в брак, разочаровываются в своих девичьих идеалах".

Вместе с тем внешне невинный вид может вполне сочетаться с полной сексуальной распущенностью. Можно смело утверждать, что случаи беременности несовершеннолетних связаны почти исключительно с неопытностью их и с полным отсутствием "всякого представления о значении и характере половых функций", а родителям потом приходится усыновлять своих внуков. Половая же распущенность или даже настоящая половая патология вполне может сочетаться с самым невинным видом и манерами.

Известно выражение, что "любовь - это половой инстинкт, облагороженный разумом". Как это понимать? Будучи целостным явлением жизнедеятельности человека, любовь вместе с тем весьма сложное явление. Во-первых, это непосредственно потребность в сближении. Во-вторых, это деятельность по реализации этой потребности, деятельность, приносящая удовлетворение. В-третьих, это переживание своего влечения к человеку и переживание его привлекательных качеств, а также переживание своей деятельности.

В чем же именно заключается "облагороженный" характер любви? Во-первых, в том, что объект любви воспринимается как сложный целостный объект - во всем богатстве качеств, черт, свойств человека, а половое влечение не сводится лишь к реакции на первичные, "ключевые" сексуальные стимулы (т. е. на отдельные особенности внешности, инстинктивно, автоматически вызывающие половое возбуждение). Во-вторых, происходит осознание своего психического состояния: и себя, как субъекта любви, и ее объекта, и характера своего отношения к нему. В результате деятельность удовлетворения уже не сводится лишь к собственно половому сближению; любовь накладывает отпечаток на все вообще отношения с этим человеком, а также на взаимоотношения с другими людьми и восприятие всего окружающего.

Стремление к общению с представителями другого пола развивается раньше, чем стремление к половому контакту. Последнее даже у взрослого человека лишь один из компонентов полового влечения, у подростков и девушек же тем более. Поэтому нет оснований ограничивать само по себе общение девочек-подростков и девушек со сверстниками другого пола. К тому же взрослым следует учитывать, что в любом возрасте половое влечение - естественное и необходимое свойство развивающегося человека и оно должно развиваться правильно. Лишь по мере накопления специфически сексуального опыта стремление к половому контакту становится обязательным компонентом удовлетворения полового влечения, а в случае выхолащивания этого влечения, его вырождения - и единственным его компонентом. Не случайно оно сочетается и с неразборчивостью в половых связях.

Общение девушек и юношей нередко вызывает осуждение взрослых. При этом они стараются всячески это общение ограничить. Однако таким путем ничего хорошего достигнуть нельзя, и прежде всего потому, что, с одной стороны, половое влечение в норме нельзя подавить и это было бы противоестественно, а с другой, потому, что девушек и юношей лишают возможности лучше научиться понимать и оценивать друг друга.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Российские вузы попали в топ-100 мирового рейтинга по физике

Выпускники готовятся к итоговому сочинению

«Кадетский корпус - детище Москвы». Как он живет и развивается сегодня?

Как правильно делать домашние задания с ребенком

Названы самые популярные специальности, на которые поступали абитуриенты-2018

Значимость вузовских дипломов преувеличена?

Гаджеты могут стать причиной развития дислексии у детей

В Минобрнауки рассказали о возможных изменениях в сдаче ЕГЭ

После 2020 года китайский язык станет пятым официальным языком ОГЭ

Чем уникальна система обучения в Люксембурге

В 2017 г. приемные кампании пережили 'самую глубокую демографическую яму'

Учеба за границей: особенности образования в неторопливой Дании

Три российских вуза попали в рейтинг 200 лучших университетов Европы

«Яндекс» бесплатно готовит к ЕГЭ

Отложенная взрослость: Как изменились пятиклассники за 50 лет

Десять вузов РФ вошли в топ-500 глобального рейтинга университетов RUR



Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru