предыдущая главасодержаниеследующая глава

IV

Учение о moral insanity вовсе не случайно возникло в начале XIX в. в Англии. Теоретическая предпосылка этого учения - теория нравственности так называемой шотландской школы*. Плеяда шотландских философов XVIII-XIX вв. очень обстоятельно разработала теорию об особом присущем человеку нравственном чувстве и врожденных нравственных идеях. Это моральное чувство считалось врожденным человеку, подобно инстинкту или какому-либо органу чувств - зрению, слуху и т. п. На почве этой теории "нравственного чувства" развилось учение о врожденном нравственном инстинкте и врожденных нравственных идеях. С другой стороны, Притчард отсюда же вывел moral insanity: как бывают слепорожденные, лишенные чувства зрения, как бывают глухие, лишенные чувства слуха, так бывают люди, слепые и глухие к добру, нечувствительные к добру, лишенные пресловутого "нравственного чувства". Это буквально уроды, лишенные одного из врожденных человечеству чувств, это "нравственные уроды". Вот на какой старинной-старинной предпосылке держится moral insanity. Опровергать сейчас теорию особого врожденного нравственного чувства, доказывать, что нравственность есть не простое, но очень сложное явление, притом не элементарно биологическое, но социальное, притом эволюционирующее в зависимости от изменяющихся исторических условий, - доказывать все эти общепризнанные истины скучно. Поборники moral insanity опоздали в своем научном развитии minimum на 100 лет, и взгляды их смело могут быть названы прабабушкиными. Но эта прабабушкина наука далеко не безвредная вещь, когда она начинает оперировать с детьми Советской России 1923 г. Когда подобный "педагог"-"психолог" сталкивается с детьми революции, с детьми рабочего класса, он часто, не смея сказать по-русски: "безнадежные нравственные уроды", говорит по-латыни: "морально-дефективные дети". То, что в педагогическом обиходе называется морально-дефективным ребенком, часто есть просто ребенок нового поколения, нового общественного уклада. Это "отец" буржуазного класса так клеймит "сына" рабочего класса. И именно потому, что учение о моральной дефективности чаще всего прикрывает самую черную, самую презрительную и злостную политическую реакцию в педагогике, она особенно нуждается в резкой критике.

* ("Шотландская школа", или "философия здравого смысла", - философское направление, возникшее и получившее распространение в 60-80-х гг. XVIII в. в университетах Глазго, Эдинбурга, Абердина. Основателем "шотландской школы" был Т. Рид (1710-1796). Сторонники "шотландской школы" исходили из признания существования особой духовной субстанции и врожденных идей. "Здравый смысл" должен основываться на самоочевидных религиозных истинах и непререкаемых нравственных нормах, коренящихся во врожденном "моральном чувстве".)

В гораздо меньшем числе случаев - именно там, где мы имеем дело с беспризорными детьми, - мы имеем дело действительно с относительно имморальными детьми. Имморальность их мы, воспитатели, должны преодолеть. Но преодолеть ее мы можем только тогда, когда будем правильно понимать сущность ее. "Моральная дефективность" не есть явление sui generis: она лишь симптом некоторой умственной отсталости, как это мы доказали выше. "Моральная дефективность" в этих случаях есть легкая умственная отсталость: легкая - это значит, выражаясь технически, не медицинская, не клиническая, но педагогическая. Выражаясь популярно, это не "больной", но педагогически запущенный ребенок. Беспризорный ребенок - имморалик - это чаще всего просто педагогически запущенный ребенок, настолько запущенный, что у него еще нет такого умственного развития, которое требуется для осознавания социально-моральных отношений и норм и правильного ориентирования в общежитии. Теория "моральной дефективности" и здесь очень вредна, поскольку она благословляет педагога, без всякого основания, утверждать о ребенке, умывая свои руки: "Это - безнадежный ребенок, и воспитывать его не к чему". Вместо того чтобы умственно развивать такого ребенка, его отсылают в дома дефективных детей, детские клиники или... Во всяком случае, очень странные детские клиники, так как дети описанного мною поселка, узнав, что их хотят отослать в "дефективный дом", каковой они уже имели случай испытать, подняли рев. Во всяком случае, странно читать или слышать от врача рецепт "строгого воспитания" как терапевтического средства против болезни. Надо надеяться, что и в данных случаях медицина смирительной рубашки так же отойдет в область преданий, как и в других отделах психиатрии.

В тех случаях, когда педагог констатирует имморальность ребенка, ребенок должен быть предъявлен психопатологу, так как педагог не может же сам ставить диагнозы душевным болезням. Врач-психопатолог ставит тот или другой диагноз, причем чаще всего это эпилепсия или умственная дефективность. Тогда ребенка надо лечить в соответствующей клинике как эпилептика или дебилика, именно на основании этой болезни, а не моральной дефективности. Но там, где эпилепсии, дефективности и тому подобных клинически реальных болезней нет, там и вовсе нечего болтать о моральной дефективности. Ребенок здоров: он только педагогически запущен, умственно не вполне доразвит. Соответствующе и надо его воспитывать, как здорового запущенного ребенка. Но вообще, особенно там, где мы имеем дело с консервативным педагогическим персоналом, надо прежде всего проверить, есть ли на самом деле эта имморальность ребенка, не продукт ли она фантазии педагога, плохо разбирающегося в психологии нового ребенка.

Резюме этой статьи короткое: моральная дефективность детей как патологическое явление sui generis - это научная дефективность соответствующих психопатологов и педагогов.

1923 г.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© Злыгостева Н.А., Злыгостев А.С., 2007-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://pedagogic.ru/ 'Библиотека по педагогике'
Рейтинг@Mail.ru