предыдущая главасодержаниеследующая глава

II

От сопротивления или фальсификации трудовой школы обратимся к честным и усердным попыткам осуществления ее. Мы будем выступать в роли критиков, но, чтобы наша критика не действовала обескураживающе, сразу же учтем смягчающие обстоятельства.

Только вчера был у меня представитель одной из северных губерний: "Пожалуйста, приезжайте к нам на учительские курсы, а то наши учителя совершенно не осведомлены в вопросе о трудовой школе". Такая фраза произносится спустя 11/2 года после реформы! И тем не менее представитель совершенно прав. Издательская деятельность центра по вопросам трудовой школы ничтожна. Провинция без книг бродит во тьме или изобретает собственную педагогику. Ясно и ребенку, что только тогда, когда педагоги будут знать, что им надо делать, они смогут делать. Нам нужны десятки новых книг о трудовой школе, иначе... как же обвинять учителя, что он не строит трудовой школы, если он еще почти ни одной конкретной строчки не читал о трудовой школе? Хуже того, попадающие в провинцию книжки часто только сбивают провинцию. Прошлое лето на провинцию лился дождь красных брошюрок "Трудовая школа" Кершенштейнера, и почти на всех прошлогодних курсах я слышал возражения "по Кершенштейнеру". С осени и до сего дня льется потоп богатой архибуржуазной "Новой школы в Бельгии" Фариа. Нет Дьюи... нет Эртли... нет Зейделя...

Исходя из мысли, что на первое время хватит "Свободного воспитания" и приложений к "Школе и жизни"*, которые, наверное, имеются во многих городах, я принялся было во время учительских съездов рекомендовать искать их в библиотеках. Но здесь я сразу же натолкнулся на несогласованность библиотечной работы с общешкольной. "Сейчас у нас библиотеки закрыты... реорганизуются... централизуются... ремонтируются". И обычно эти закрытия библиотек, реорганизации и ремонты их приходятся на лето, т. е. на время учительских съездов. И учительство сугубо сидит без книг. Но даже и без этого пользование библиотеками очень затруднено. Мы, теоретики, пишем о доступности книги, чтобы библиотека сама шла к читателю и т. д. А практика демонстрирует ряд препятствий и формальностей. Так, например, москвич не имеет права брать из библиотеки больше чем одну книгу научного содержания (вторая - больше двух нельзя - беллетристическая), иначе говоря, целый ряд научно-педагогических заданий, основанных на сличении первоисточников, невозможен. Больше того, - для пользования библиотекой, которая, по крайней мере, в моем районе, открыта "во избежание наплыва посетителей" для данной категории читателей далеко не каждый день (все читатели разбиты на категории, и есть такие, для которых библиотека открыта всего 3 дня в неделю), необходимо удостоверение от домового комитета. В результате, например, Сокольники, превратившиеся этим летом в педагогический городок, сидят за отсутствием домовых комитетов без книг, как значащиеся "за городской чертой". Вот и толкуйте после этого о широком знакомстве учительства с педагогической литературой и об "активных" подвижных районных библиотеках. Я мог бы привести из жизни провинции и похуже факты.

* ("Свободное воспитание" - ежемесячный педагогический журнал, издававшийся в Москве с 1907 по 1918 г. Являлся органом буржуазной и мелкобуржуазной интеллигенции. Выступал с критикой старой школы, педагоги ческой схоластики, знакомил с различными течениями в педагогике, освещал опыт трудового воспитания.

"Школа и жизнь" - педагогическая газета либерально-буржуазного направления, выходившая еженедельно в Петербурге с 1910 по 1917 г. В ней выступали многие видные русские педагоги. К газете давались приложения - книги по различным проблемам воспитания.)

Помимо неосведомленности учителей, смягчающими обстоятельствами являются и неблагоприятные внешние условия. Не везде столь типичная для нашего времени забота о ребенке проявляется в одинаковой мере. Во многих деревнях и городах многие школы ютятся в прежних конурах, и по моим впечатлениям там, где реквизируемое здание отдается под просветительные цели, его обычно занимает детский сад или внешкольное учреждение, но не школа. Иногда здесь повинны инертность самих учителей и боязнь их озлобить против себя бывшего владельца этого здания. Но иногда - и не только в прифронтовой полосе - реквизируются и хорошие школьные здания, и школа кочует.

Конечно, играет роль и плохое питание школьников, и отсутствие топлива зимою. Имеет значение и отлив учителей во многих местах, каковой факт со всеми следствиями и выводами должен быть непременно учтен. Имеют значение и частые перетасовки учительства в некоторых местах, срывающие налаживающуюся работу... Словом, смягчающих обстоятельств имеется много. Но в данный момент я имею в виду лишь те промахи, которые делаются самими педагогами, честно и усердно приступившими к созданию трудовой школы, - промахи, совершаемые ими, так сказать по внутренним причинам и даже при самых хороших условиях. Эти промахи опаснее всего: внешние условия изменяются и разнообразятся, а здесь - дело в самом человеке и в его неправильной педагогической позиции. Предупреждаю, что речь будет преимущественно о I ступени.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© Злыгостева Н.А., Злыгостев А.С., 2007-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://pedagogic.ru/ 'Библиотека по педагогике'
Рейтинг@Mail.ru