предыдущая главасодержаниеследующая глава

I

Борьба за школу и культуру является во всяком случае не менее сильной и упорной, чем борьба за власть и экономические блага. Упорство этой борьбы вполне понятно: просвещенный народ - непобедимый хозяин своей судьбы. Поэтому нет ничего удивительного в том, что проведение школьной реформы встречает столь ожесточенное сопротивление со стороны всех тех, кто тайно или явно является сторонником буржуазного режима.

Фактов, свидетельствующих о стремлении ряда учительских групп сохранить старую школу, можно привести очень много, начиная с диктанта и "столбиков" в начальной школе и кончая древней словесностью, эвклидовой геометрией, старой историей и старым законоведением в школах II ступени. Это стремление не в малой степени сыграло роль в происшедшей школьной разрухе: исторический поток смывает все, что встречается ему на пути. Действительно, наиболее консервативная и упорная школа, бывшая гимназия, оказалась наиболее разрушенной даже теперь, еще до подлинного момента коренной реформы ее, каковая, по всей вероятности, будет наиболее резкой ломкой традиционных форм ее.

В эпоху революции чем более упорствует в своем консерватизме какое-нибудь учреждение, тем резче оно преобразовывается. Это вполне понятно, и больше чем наивна надежда некоторых педагогов сохранить старую школу неизменной до конца революции. Эта надежда основана на полном непонимании существа революции, которая всегда существует ровно столько времени, сколько требуется этого времени для уничтожения и смерти всего того старого, что вызвало и обусловливает революцию. Но педагогический консерватизм не только наивен и утопичен в период революции: он еще и преступен с чисто педагогической точки зрения. Воспитание есть приспособление подрастающего индивидуума к обществу, но разве не преступление перед этим индивидуумом продолжать и при новых общественных условиях приспособлять его к старому, уже разрушенному, несуществующему обществу? Безумные педагоги воспитают поистине несчастных людей!

Педагогический консерватизм - не ошибка, но борьба за старую монархическую школу и за старую некультурность. Поэтому не о нем мы будем говорить в нашей статье, посвященной педагогическим ошибкам. Убеждать поборников школы Николая II почти бесполезно посредством журнальной статьи: их убедит более красноречивая сила - дальнейшее развитие исторических событий. Сопротивление их школьной реформе обратно пропорционально прогрессу политических событий.

И значительная часть учительства сознала, что необходимо сделать требованиям времени хотя бы минимум уступок. В первый год школьной реформы Всероссийский учительский союз* вел пропаганду так называемой иллюстративной школы. Прошлый учебный сезон читалось много лекций и докладов о преподавании истории, математики, географии, литературы и т. п. по "трудовому методу". В результате этой пропаганды и всех этих лекций и докладов в голове учительства получилась не малая каша. В самом деле, школьный строй оставался старым, с партами, уроками, прежними учебными предметами и т. п. Больше того: содержание каждого учебного предмета подвергалось изменениям далеко не принципиального характера - учебные программы только "латались". Изменялся лишь метод преподавания: на уроки были введены лепка, рисование, иногда стройка моделей, - словом, так называемый "активный метод".

* (Всероссийский учительский союз (ВУС) - профессиональный учительский союз, возникший в 1905 г.; руководство в нем принадлежало кадетам, меньшевикам, эсерам. В 1909 г. союз распался. Возродился в 1917 г., после Февральской революции. Руководство вновь захватили меньшевики и эсеры. После Октябрьской революции руководство ВУС вступило в контрреволюционный "Комитет спасения родины и революции". Учителя-коммунисты и сочувствующие Советской власти вышли из союза. В декабре 1917 г. ВУС призвал учителей к всеобщей забастовке. Декретом от 23 декабря 1918 г. ВУС как антисоветская организация был распущен.)

Как боевые кони, носились всевозможные методисты по прошлогодним учительским курсам со своими "активными", "лабораторными", "иллюстрационными" методами. Принцип изучения учебных предметов посредством вещественного делания и изображения был доведен до абсурда. Учителя и ученики лепили и лепили, и то, что можно лепить, и то, что не надо лепить. В истекшем году масса школ, словно детский сад, выезжала на лепке и рисовании во исполнение пословицы "не с чего - так с бубен". К лепке и рисованию часто присоединялись школьные экскурсии, драматизация, детские спектакли, вечера. Ряд школ пережил какой-то запой ученическими вечерами со спектаклями, чаями, конфетами, танцами, флиртом и т. п. Лектора, учившие детской драматизации, были нарасхват. Нестройные пары учеников шатались по всем достопримечательностям города. И... все это не спасало от школьной разрухи и не создавало трудовой школы.

Во всем этом, конечно, и тени трудовой школы нет. Рисовать и лепить исторические, литературные, географические или естественнонаучные сцены вовсе не значит заниматься производительным трудом. Драматизация, спектакли, вечера и экскурсии также еще не труд. Это не значит, что мы должны вооружиться против изобразительных искусств. Мы вполне признаем большое педагогическое значение их. Но из того, что Иван хорош, еще не следует, что Иван есть Петр. И, конечно, изобразительные искусства - не производительный труд, а иллюстративная школа - вовсе не трудовая школа.

А между тем сейчас сотни русских учителей, занимая детей рисованием, лепкой и драматизацией на учебные темы, глубоко убеждены в том, что строят трудовую школу. Больше того - и в печати не раз высказывалось мнение, что иллюстративная школа есть прямой подход к трудовой школе. Это мнение настолько нелепо, что опровергать его не нужно. Оно нуждается не в опровержении, но в обличении. Причина столь странного смешения ясна. В настоящее время трудно защищать старую школу Николая II. Необходим сдвиг, но желателен сдвиг минимальный. Иллюстративная школа и дает возможность такого минимального сдвига: немножко лепки, немножко рисования, немножко драматизации, немножко спектаклей и вечеров, и ...старая школа сдобрена. Да, пожалуй, но слишком ясно, что "немножко рисования и лепки" еще не означает коренной школьной реформы, которая столь же необходима, как и общая реформа.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© Злыгостева Н.А., Злыгостев А.С., 2007-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://pedagogic.ru/ 'Библиотека по педагогике'
Рейтинг@Mail.ru