Пользовательского поиска




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Половые различия

Начиная с середины 70-х гг. проблеме половых различий в мировой литературе посвящается до полутора тысяч публикаций ежегодно. Усилия исследователей сесредоточены прежде всего на инвентаризации половых различий и выяснении их происхождения. Какие различия между полами действительно существуют? Заданы они биологически или же культурно-исторически? Какова выраженность этих различий? Ответы на эти вопросы не так просты, как могут показаться. На мнение знаменитого кинорежиссера И. Бергмана: "Внутренние различия между мужчиной и женщиной - это ерунда. Различия создаются обществом, они внешние" - нетрудно возразить с научной точки зрения.

Значительной вехой в изучении половых различий была публикация в 1974 г. монографии американских исследователей Э. Маккоби и К. Джеклин, в которой критически анализировалось большинство опубликованных к тому времени работ. На основании проведенного анализа они разделили половые различия на три группы.

1. Достоверные: мальчики (мужчины) более агрессивны и более успешны в математических и зрительно-пространственных операциях, а у девочек (женщин) выше языковые способности.

2. Сомнительные: различия у мальчиков и девочек в послушности и заботливости, доминантности, страхе и тревожности, общем уровне активности, соревновательности, тактильной чувствительности.

3. Неподтвержденные: для девочек (женщин) - определяющее влияние среды на их развитие, большие внушаемость и социальность, успешность в требующих стандартного решения заданиях, меньшие самоуважение и потребность в достижениях, преимущественное развитие слухового анализатора, а для мальчиков - определяющее влияние наследственности на их развитие, более высокие успехи в сложных и нестандартных заданиях, аналитичный познавательный стиль, преимущественное развитие зрительного анализатора.

Это была фундаментальная работа, не лишенная, однако, своих "но". Во-первых, за понятием половых различий стоит широчайший круг качественно разнородных характеристик - от развития анализаторов до самоуважения. Во-вторых, нельзя не согласиться с И. С. Коном, полагающим, что авторы были чересчур методически придирчивы: не подтвержденность различий психологами не равнозначна их отсутствию. Он выделяет несколько универсальных различий, подтверждаемых культурными и межвидовыми исследованиями и, следовательно, имеющих значение филогенетических (врожденных, биологически детерминированных) фактов: преобладание агрессивности у лиц мужского пола; свойственная мужчинам при копуляции доминантная поза, а женщинам - подчиненная; известную зависимость женской психики от менструального цикла; предметно-инструментальный мужской и эмоционально-экспрессивный женский стили жизни.

Многое в понимании половых различий зависит от интерпретации регистрируемых фактов, и последующие исследования часто опровергают результаты предыдущих. Если, например, в одном исследовании на основании предпочтения девочками кукол делается вывод об их большей социальности (куклы имеют лицо!), то следующее доказывает, что мальчики не менее социальны: из многих игрушек предпочитают роботов, тоже имеющих лицо, а третье приводит к мнению, что заключения двух предыдущих сомнительны, так как дети часто реагируют на новизну и отдают предпочтение просто новым для них игрушкам; четвертое, наконец, обнаруживает, что дело не только (и даже не столько) в игрушке, но в стиле игры, сюжетно-ролевом ее оформлении и типе использования игрушки.

Работа Э. Маккоби и К. Джеклин оказала сильное стимулирующее влияние на дальнейшие исследования половых различий и их обсуждение, особенно острое в отношении такого качества, как агрессивность. Уже спустя три года после выхода их книги А. Фроди со своими сотрудниками отвергли мнение о биологической обусловленности половых различий агрессивности. Женщины, по их мнению, не менее агрессивны, чем мужчины, если расценивают свои действия как справедливые или свободны от ответственности за них. Они обратили внимание на то, что присущие женщинам тревожность, эмпатия и чувство вины часто приводят к подавлению агрессивности там, где мужчины ее не скрывают. Не лишено резона и замечание о том, что агрессивность традиционно приписывается мужчинам, служит предметом их гордости и потому гораздо чаще упоминается в самоотчетах, тогда как женщины склонны умалчивать о ней. В целом же, полагают они, правильнее говорить не о половых различиях агрессивности, а половых различиях ее детерминации в разных ситуациях.

Т. Тайгер проанализировал 94 исследования и нашел, что в 52 из них выявлено преобладание агрессивности у лиц мужского пола, в 5 - женского, а в 37 различий вообще не найдено; следовательно, заключил он, выводы о биологической обусловленности половых различий агрессивности недостоверны. В своей работе, явившейся ответом на статью Т. Тайгера, Э. Маккоби и К. Джеклин отстаивали высказанное ими ранее мнение. Они ссылались на данные о том, что мальчики уже в 3-6 лет более агрессивны, чем девочки, а поскольку социализация в этом возрасте еще не завершена, различия следует считать врожденными, подтверждения чему находятся также в межкультурных исследованиях американских, европейских и африканских детей. Другие исследователи подчеркивали, что выраженность и направленность агрессии у мужчин и женщин в сходных ситуациях могут выравниваться, даже если до этого они различались. Ко всему прочему, и само понятие агрессии относится к классу уже упоминавшихся размытых понятий; даже при изучении поведения животных невозможно дать адекватное и исчерпывающее определение агрессивности и суть вопроса состоит в выявлении намерения или мотива. Что же говорить о человеке? На наш взгляд, многие противоречия могут быть сняты, если различать стили агрессивного поведения и говорить об инструментальной и эмоциональной агрессии; количественный же критерий для описания половых различий агрессивности вообще нельзя считать адекватным.

Эмпатическая способность, при самых разных методических подходах к ее изучению, начиная с первых дней жизни более выражена у лиц женского пола. Н. Эйзенберг-Берг и П. Массен полагают, что особенности социализации влияют на развитие эмпатии только у мальчиков. Но П. Бланк с сотрудниками нашли, что с возрастом превосходство девочек (женщин) возрастает в отношении произвольных невербальных сигналов (управляемое выражение лица, например) и снижается в отношении непроизвольных (тон, жесты); в ходе развития, считают они, женщины осознают, что слишком хорошее "прочтение" непроизвольных коммуникативных сигналов чересчур обязывает, а потому "невыгодно". Таким образом, существует тенденция к выравниванию по мере взросления половых различий эмпатии: мальчики научаются ей, а девочки отвыкают. Но полностью различия не нивелируются, Т. Марри и С. Сингх показали, что мужчины чаще оценивают речь другого человека по темпу, паузам и т. д., тогда как женщины - по тембру, высоте голоса и его напряженности.

Среди достоверных, по мнению Э. Маккоби и К. Джеклин, половых различий основное место принадлежит интеллекту и его психофизиологическим предпосылкам. Последнее неоднократно подтверждалось другими исследованиями. Сложнее оказалось с интеллектом. Р. Пломин и Т. Фоч еще раз проанализировали приводившиеся З. Маккоби и К. Джеклин данные и пришли к выводу о том, что половые различия ответственны не более чем за 5 % показателей интеллекта и 1% вербальных способностей: половые различия, таким образом, перекрываются индивидуальными. Еще раньше этот вывод получил глубокое обоснование в психофизиологических исследованиях школы Б. Г. Ананьева.

Очень интересный подход, опирающийся на организацию интеллекта, а не выраженность отдельных способностей, продемонстрировал в своей работе Л. Уэрмак. Использовав процедуру факторного анализа, он выделил у мужчин три независимых фактора: вербальный, зрительно-пространственный и математический; а у женщин - два: один объединял в себе все три фактора, выделенные у мужчин, а другой определялся вербальной зависимостью от окружения. Таким образом, у мужчин основные сферы способностей более автономны, чем у женщин, что сопоставимо с представлениями об аналитическом и синтетическом, индуктивном и дедуктивном познавательных стилях. Но ведь и эмпатия, столь явно преобладающая у женщин, как целостное интуитивное (в противовес рассудочному) знание сопоставима с синтетическим, дедуктивным познавательным стилем. Не восходит ли эта общность к некоему третьему признаку?

Представляется, что на этот вопрос отвечает бурно развивающаяся в последнее время отрасль нейрофизиологии и нейропсихологии, занимающаяся изучением парного функционирования полушарий мозга. Большинство исследователей склоняются к тому, что правое и левое полушария функционируют у мужчин более автономно, чем у женщин. Д. и В. Моулфесы выявили связь межполушарной асимметрии с полом уже в первые сутки жизни, а чуть позже Де ля Косте-Утамсинг и Р. Холлоуэй обнаружили, что строение мозолистого тела, ответственного за передачу информации из одного полушария мозга в другое, по-разному устроено у мальчиков и девочек уже к моменту рождения. По данным исследований В. Ф. Коновалова, половые особенности межполушарного взаимодействия выражены уже у детей, а во взрослом возрасте степень асимметрии выше у мужчин.

Таким образом, вырисовываются определенные закономерности, обосновывающие более дифференцированный подход к проблеме половых различий с уточнением их уровня и поиска межуровневых связей. Обратимся для примера еще раз к эмпатии. На биологическом уровне ее преобладание у женщин можно объяснять материнским инстинктом, врожденными программами родительского поведения. На уровне психофизиологическом эмпатию можно связать с более симметричным, обеспечивающим целостность восприятия и переживания, функционированием полушарий. Индивидуально-психологическая вариативность эмпатии может быть как угодно широкой, так что каждый может припомнить высокоэмпатичных мужчин и обладающих низкой эмпатической способностью женщин. Социального психолога будут интересовать способствующие или препятствующие проявлению эмпатии ситуации и способы ее проявления у мужчин и женщин. Наконец, на уровне социальном это преимущественно "женское", стимулируемое поначалу у девочек свойство не всегда делает для них жизнь легче и комфортнее, а потому может в той или иной мере сознательно ими "гаситься".

Думаю, достаточно обоснованным будет утверждение, что половые различия эмпатии и организации интеллектуальных функций выступают в структуре различающихся стилей жизни: предметно-инструментального маскулинного и экспрессивно-эмоционального феминного. Такое понимание хорошо согласуется со сформулированными В. А. Геодакяном эволюционно-генетическими принципами маскулинности и фемининности. И тогда мы должны будем пересмотреть вывод Э. Маккоби и К. Джеклин о неподтвержденности большего влияния среды на развитие девочек: онтогенетическая пластичность женского пола, обеспеченная филогенетически сформированными механизмами, прямо определяет более выраженные у девочек эффекты средовых воздействий. С другой стороны, общепризнано, что воспитательное давление, оказываемое средой на мальчиков (мужчин), всегда больше, чем на девочек (женщин).

Иное дело, что индивидуальные вариации по всем этим параметрам могут значительно перекрывать половые различия, а психосексуальная культура - регламентировать проявления этих различий и определять их поведенческую "инструментовку". Пока для нас важен уже сам факт существования филогенетических, врожденных половых различий, отражающих основные принципы полового диморфизма. Вместе с тем нельзя не понимать, что принципы полового диморфизма не абсолютны и далеко не все в человеке может быть описано альтернативой "мужское или женское", "или-или". В таком ключе можно описывать лишь строение половых органов: у нормального индивида они не могут быть немножко мужскими, немножко женскими. Но уже для описания гормональных систем этот принцип не подходит: и мужской, и женский организм продуцирует как мужские, так и женские половые гормоны, а гормональная маскулинность или фемининность определяются по преобладанию тех или других. Головной мозг несет в себе возможности программирования поведения и по мужскому, и по женскому типу. Свойства этого круга описывает континуальная модель, в которой маскулинность или фемининность по каждому из признаков рассматриваются как содержимое сообщающихся сосудов, и "свой" сосуд должен быть заполнен больше, чем "чужой". Континуальная модель не просто тактическая уступка реальной вариативности, у нее довольно глубокие корни. В каббалистике, например, имя Иегова рассматривается как отражение идеи первоначальной муже- женственности и восходящее к словам Jod (мужской член) и Hevah (Ева - женщина); а Аристофан писал о человеке как о существе, в идее своей двуполом. В конце XIX-начале XX в. идея двуполости серьезно обсуждалась В. Флиссом, З. Фрейдом, О. Вейнингером, М. Хиршфельдом и другими учеными, а позже получила и естественнонаучные обоснования не только в существовании патологических вариантов (например, гермафродитизма), но и в особенностях функционирования нормального организма.

Даже для самого предвзятого взгляда очевидно, что филогенетические половые различия не только не исчерпывают, но и не могут косвенно, опосредованно объяснить весь практически необозримый круг связанных с полом различий в человеческом поведении.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Чем уникальна система обучения в Люксембурге

В 2017 г. приемные кампании пережили 'самую глубокую демографическую яму'

Учеба за границей: особенности образования в неторопливой Дании

Три российских вуза попали в рейтинг 200 лучших университетов Европы

«Яндекс» бесплатно готовит к ЕГЭ

Отложенная взрослость: Как изменились пятиклассники за 50 лет

Десять вузов РФ вошли в топ-500 глобального рейтинга университетов RUR



Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru