предыдущая главасодержаниеследующая глава

Сексуальные переживания мальчиков различных возрастов

I. От изучения сексуальных переживаний девочек я обратился к изучению этих же переживаний у мальчиков. Считая, что анатомо-физиологическая разница полов не может не сопровождаться разницей сексуальных переживаний их, я считал невозможным смешивать оба пола и суммарно говорить о детской сексуальности, безотносительно к полу. Как увидим ниже, сексуальность мальчиков, действительно, представляет ряд своеобразий: сексуальные проявления детей зависят не только от возраста, но и от пола.

Собирание материала обнаружило в скором времени такое однообразие его в смысле констатирования общих закономерностей, что не оказалось нужным большое количество материала. Поэтому я ограничился только 25 субъектами. У Эллиса* в работе "Половое чувство" собран ряд подобных ретроспекций, и, хотя они принадлежали людям другой эпохи и страны, те же общие закономерности можно увидеть и там. Это лишний раз убеждало меня в ненужности большего материала.

* (Эллис, Гавелок - английский ученый, изучавший развитие человека, его половой сферы. В конце XIX - начале XX в. его труды имели широкое распространение.)

Сексуальные ретроспекции мужчин в большинстве случаев я имел возможность получать в устном виде, что давало возможность выяснять ряд деталей более обстоятельно. При этом мое внимание обратило одно обстоятельство, характерное, по моему мнению, для сексуальной психологии взрослых мужчин и женщин.

У меня получалось впечатление, что женщины гораздо словоохотливее и искреннее рассказывают о своих детских сексуальных переживаниях. Кроме того, мое внимание обратила одна деталь - склонность многих мужчин скрывать свой онанизм в детские годы: сравнительно редкий сам по себе сообщал о нем, и даже спрошенный нередко сначала называл более позднюю дату начала онанизма, которая, по мере расспросов, постепенно отодвигалась на более ранний срок. Предположительно я объясняю это тем, что, поскольку онанизм у мальчиков воспитателю заметить легче и потому мальчики чаще подвергаются репрессиям, они приобретают привычку скрывать его и вырабатывают целую систему отпирательств. Но конечно, это предположение весьма гипотетическое.

П. Собранный материал дает основание утверждать, что, как и у девочек, в дошкольном детстве сексуальные переживания мальчиков имеют своей начальной причиной внешний сильно действующий эротизирующий стимул. Чаще всего у мальчиков таким стимулом является сексуальное "обучение" его более старшим ребенком. Этот "учитель" обучает или онанированию, или половым отличиям девочки (нередко и тому и другому вместе), причем в последнем случае иногда сводит с девочкой, готовой к эксгибиционизму и соответствующим манипуляциям. Иногда же соблазн детей идет от женщины; в таком случае это нередко девочка приблизительно тех же лет или немного постарше, которая почти всегда начинает свои действия с предложения посмотреть ее половые органы.

Собранный материал, особенно английский у Эллиса, но также и мой, русский (в гораздо меньшей степени), обнаруживает сильное эротизирующее влияние телесных наказаний, свидетелем которых был данный мальчик и во время которых наказуемый или наказываемая были обнажены.

Наконец, несколько воспоминаний упоминают об эротизирующем влиянии телесных наказаний, которым подвергался сам субъект в раннем детстве. Насколько можно судить по моему материалу, эротизирует здесь как будто бы не наказание, как таковое, а та ситуация, которая при этом получается. Во всех относящихся сюда воспоминаниях наказывает женщина, причем в воспоминаниях явно выступает на первый план воспоминание от физического давления (например: "пригнула к своим коленям") и сильного прикосновения к телу наказывающей, обычно к ее ногам, вид и ощущение которых в этих воспоминаниях фигурируют очень заметно.

Сексуальные проявления мальчиков в дошкольном возрасте, если они бывают, обычно бывают в виде онанирования или сексуальных игр и манипуляций с товарищами. Как и у девочек, сексуальные проявления у мальчиков в этом возрасте, скорее, эпизодичны (за исключением онанизма). Иными словами, в случае, если внешние стимулы среды уже не эротизируют, то постепенно затихают и сексуальные проявления (иногда, но значительно реже даже и онанизм). Влияние среды в этом возрасте огромно: сексуальные переживания вызываются и поддерживаются извне.

Но даже в столь раннем возрасте уже замечаются половые различия сексуальной психологии. Поведение мальчиков более активно. В рассказах дошкольниц-воспитательниц о сексуальных проступках детей обычно фигурирует подсматривающий и рассматривающий мальчик и показывающая девочка.

Вторая резко бросающаяся в глаза разница - та, что в мужских воспоминаниях о дошкольных сексуальных впечатлениях чаще и значительней, чем в женских, фигурируют зрительные впечатления - случайные или связанные с подсматриванием, активными поисками этих впечатлений. В женских же воспоминаниях больше фигурируют действия, а не зрительные впечатления.

Как и у девочек, у мальчиков все вышесказанное относится, скорее, к старшему дошкольному детству, причем получается впечатление, что у мальчиков первые сексуальные переживания возникают немного позже, чем у девочек. Но не надо думать, что в старшем дошкольном возрасте они уже имеются у всех мальчиков. У двух третей опрошенных мною даже самый тщательный опрос в этом отношении не дал ничего. Значит, у мальчиков, как и у девочек, сексуальное переживание в дошкольном возрасте, даже в старшем, вовсе не необходимость. Большая или меньшая частота этих переживаний зависит от среды и даваемых ею впечатлений.

По отношению к более раннему возрасту с полной уверенностью можно констатировать только в ряде случаев онанизм. При мало-мальски достаточной наблюдательности обнаружить онанизм у мальчика в раннем детстве не представляет трудностей. Обычно он производится либо путем манипулирования, либо посредством трения лежа на животе, подобно тому как у девочек также бывает в случаях онанизма либо манипулирование, либо трение ногами и т. п. Условимся называть эти два основных вида онанизма манипулирующим и фрикционным (трущимся) онанизмом. По имеющимся у меня материалам, малыши-мальчики обычно практикуют фрикционное онанирование; у более старших детей наблюдается и манипулирующий онанизм. Я не имел возможности проверить с полной основательностью роль возраста в этом. Но проблема детской сексуальности еще так слабо изученная проблема, что уместно здесь высказывание предположений для последующей проверки. В качестве такой гипотезы я высказываю следующее предположение: в раннем (но не грудном) возрасте преобладает фрикционное онанирование, а у мальчиков, начавших онанировать в более позднем возрасте, практикуется манипулирующий онанизм. Если это предположение подтвердится, оно может иметь практическое значение: смотря по тому, какой онанизм имеется у данного субъекта - школьника или взрослого, можно было бы определить, как рано начал он онанировать.

Одним из объектов, о которые трутся онанирующие дети, являются люди, точнее (в большинстве случаев) ноги их. Я подчеркиваю этот факт, так как в будущем изложении из него будут сделаны некоторые выводы.

От онанизма, непременным компонентом которого является оргазм, надо отличать простое манипулирование половым органом. Судя по воспоминаниям опрошенных, последнее часто практикуется в карманах: штанишки с карманом, точнее держание рук в карманах провоцирует это манипулирование. С другой стороны, на такое манипулирование наталкивают мальчиков распространенные среди них опыты при мочеиспускании. Но и манипулирование в карманах, и опыты при мочеиспускании, судя по моим материалам, наиболее характерны для предпубертального возраста, и, наблюдаются ли они раньше старшего дошкольного возраста, т. е. раньше 4-5 лет, мне неизвестно. Фрикционный же онанизм у малышей-мальчиков настолько распространенное явление, что, даже случайно соприкасаясь с ними, можно нередко увидеть лежащего на животе и трущегося малыша или азартно, как бы в игре (как бы "приставая") трущегося о взрослого. Осмотр белья такого малыша после того, как он "затих", т. е. когда акт кончился, ясно демонстрирует следы бывшего онанирования, вплоть до обмачивания, которым нередко заканчивается оно в этом возрасте.

Если различать онанизм как простой физиологический акт, сопровождающийся элементарным чувством удовольствия, от психологически более сложного онанирования, сопровождаемого эротическими образами, то несомненен элементарный характер онанизма в самом раннем детстве. Когда же он у мальчиков переходит в более сложную форму, я затрудняюсь сказать с полной определенностью. Но кажется, что и здесь мальчики запаздывают сравнительно с. девочками. По крайней мере, в женских воспоминаниях, относящихся к 4-6 годам, я не раз встречал указание, как эротическая сцена натолкнула их на онанизм, тогда как в мужских воспоминаниях из этого возраста я не находил таких указаний: в них всегда говорилось только о самой процедуре, о самом акте.

III. Анализируя воспоминания женщин о сексуальных переживаниях в предпубертальном детстве, я нашел, что в них лишь четвертая часть сильных сексуальных впечатлений имеет примитивно-чувственный характер, остальные же имеют своим содержанием поцелуй и любовь. Совершенно иное содержание в данном возрасте дают воспоминания мужчин - как раз обратное.

Чем же это объяснить? Мы уже подготовлены исследованием о сексуальных переживаниях девочек к утверждению, что в норме половое влечение пробуждается только в возрасте полового созревания и проявляется в форме любви; лишь в результате эротизирующих влияний среды половое влечение пробуждается преждевременно, и тогда, вследствие сравнительно примитивной психологии ребенка, оно фигурирует в примитивно-чувственной форме. То же мы видим и у мальчиков. Но так как мальчики в половом отношении созревают позже девочек, то отсюда получается, что в раннем школьном возрасте мы находим у мальчиков сравнительно меньшее количество влюблений и связанных с ними переживаний и поступков, чем у девочек. Таким образом, в тех случаях, когда у них в этом возрасте имеют место сексуальные переживания, последние проявляются часто в примитивно-чувственной форме. Онанизм, сексуальные разговоры, эротические картины, подсматривание, сексуальные игры и половые сношения - вот примерно те виды сексуального поведения, которые мы находим в соответствующих мужских воспоминаниях. Онанизм в этом возрасте имеет уже сложное психологическое содержание: процедуры сопровождаются не только удовольствием, но и эротическими образами или эротизирующими зрелищами. Таким образом, в этом возрасте схема такова: эротизирующая реальная или представляемая картина - онанирование-удовольствие. Всякого рода реальные эротизирующие зрелища или картины очень сильно стимулируют онанирование. В начале данного возраста это, скорее, какие-нибудь виденные реальные эротизирующие сцены, а ближе к половому созреванию начинают заметно фигурировать и эротические картины. Соответственно этому в сексуальном поведении такого мальчика начинает играть заметную роль подсматривание различных эротизирующих ситуаций (раздевание, купание лиц другого пола и т. п.) и несколько позже также стремление смотреть эротические картинки. Все это используется им чаще всего как стимул к онанизму. При отсутствии реально такого стимула роль его восполняет соответствующее воспоминание. Комбинирующее воображение, играющее большую роль в более взрослом возрасте, пока фигурирует еще слабо, несравненно слабее, чем, например, в разговорах на сексуальные темы в этом возрасте.

В собранных воспоминаниях имеются указания, что какая-либо виденная эротическая ситуация или даже (и притом чаще) картина очень сильно стимулировала к учащенному онанированию. Еще чаще она оказывала длительное, измеряемое годами, влияние на содержание и характер онанистического воображения. Как правило, онанирование обычно совершается строго конспиративно и скрывается даже от товарищей. Но имеется ряд случаев, когда онанировали в присутствии товарищей и даже совместно. Последнее, судя по воспоминаниям, чаще всего случается тогда, когда один научил другого.

Сексуальные разговоры в этом возрасте уже имеют место, но еще далеко не так часты, как в подростковом. По содержанию эти разговоры чаще всего сексуально "просвещающие": более осведомленный в сексуальном отношении передает свои познания в этой области своим товарищам. Насколько удалось выяснить из воспоминаний опрошенных мужчин... их "половое просвещение" обычно состояло в следующем: усвоение вульгарно нецензурных названий половых частей, ознакомление с внешним видом женских половых частей, в чем состоит онанизм и совокупление, как родится ребенок. Для этих разговоров характерно как бы щеголяние знанием циничных выражений и употребление их в брани. Чем невоспитанней и безнадзорней данная детская компания, тем в более циничном и в то же время в более привлекательном виде преподносятся сексуальные рассказы. Для них типичен их соблазняющий характер, а товарищ-просветитель сплошь и рядом оказывается товарищем-соблазнителем, развратителем. Соблазнение осложняется еще тем, что в разговорах "просветитель" обсуждает степень сексуальной доступности знакомых девочек, и если у него уже имеются какие-либо связи с ними в этом отношении, предлагает воспользоваться ими и своему товарищу. Ревность в этом возрасте, как правило, отсутствует. Она имеет место лишь в том случае, если субъект лишается, благодаря другому, своей партнерши.

Внимание наблюдательного сексолога не может не привлечь борьба в этом возрасте, особенно ближе к возрасту полового созревания, приблизительно в 11-14 лет. Иногда можно наблюдать шутливые жесты, как бы угрожающие половому органу товарища. Заинтересовавшись, какую роль играет сексуальное переживание в борьбе, я произвел специальный опрос по этому вопросу. Воспоминания указывали, что иногда борьба сексуально возбуждала и имела исход в онанизме как у побежденного, так и у победителя. Однако такие случаи все же, вероятно, редки. Никаких моментов гомосексуализма при этом я не нашел. Отсутствовали обычно и онанистические представления, и, таким образом, акт имел, скорее, элементарный физиологический характер. Пожалуй, можно предположить, что стимулом здесь является общее возбуждение от борьбы и, в частности, давление.

В сексуальном анамнезе, относящемся к данному возрасту, меня поразила сравнительная частота случаев сексуальных агрессий, которым подвергались опрошенные со стороны более взрослых лиц женского пола. Формы этой агрессии были очень разнообразны, начиная с провоцирования на сексуальную "возню" - своеобразную легкую борьбу с взаимным сексуальным возбуждением и кончая втягиванием в половое общение. Поразило также возрастное разнообразие этих лиц, начиная с ровесницы-девочки и кончая, например, подругой матери (в трех анамнезах из 25). Соблазнение мальчиков этого возраста (обычно ближе к подростковому возрасту) взрослыми совершенно не сравнимо по частоте с тем, что я нашел в женских анамнезах: там это очень редкое явление.

Было б грубейшей ошибкой думать, что все вышеописанное входит в сексуальную биографию каждого мальчика этого возраста. Эти биографии в данном отношении очень разнообразны: встречаются и очень богатые сексуальным содержанием, и даже совершенно лишенные его. Как и у девочек, сказывается огромнейшее влияние среды. Одна среда эротизирует мальчика, а другая, наоборот, оставляет его без сексуальных переживаний. Чем здоровей среда в данном отношении, тем в большей мере имеет место последнее. Но мальчики, как это с несомненностью выявляет мой материал, несравненно чаще девочек подвергаются в данном возрасте сексуальной агрессии. Среда, при прочих равных условиях, эротизирует их более энергично. Девочка, с одной стороны, сексуально более оберегается, а, с другой стороны, реже и гораздо осторожней подвергается сексуальной агрессии, особенно со стороны взрослых. Не то с мальчиками. Старобытовая среда оберегала их в меньшей степени, а то даже и чрезмерно терпимо относилась к сексуальным проявлениям будущих мужчин. С другой стороны, насколько чутко относятся к приближению взрослого мужчины к девочке-школьнице, настолько чрезмерно простодушно относятся к приближению взрослой женщины к мальчику-школьнику. Последняя обыкновенно действует без всякого риска для себя. Судебная хроника почти не знает дел о развращении малолетних женщинами, а насколько часты эти случаи в жизни, это сможет проверить любой читатель этой книги, опросив о первых шагах половой жизни примерно десяток своих знакомых мужчин, конечно, если последние будут давать показания правдиво и искренно.

Как и у девочек, в этом возрасте у некоторых мальчиков уже случается влюбление. Чаще всего влюбляются в девочек, но иногда и в более взрослых женщин. Влюбление проходит ряд стадий, начиная с дружбы или так называемого "приставания", причем эта начальная стадия часто бывает затяжной. В этой дружбе отмечается очень большая услужливость и внутренне переживаемое нежное чувство. "Приставание" выражается обыкновенно в стремлении почаще быть вместе, провожании, писании записочек и т. п., а также в частом задевании (толкании, дразнений и т. п.). В последнем случае иногда отношение принимает внешне несколько даже враждебный характер...

В имеющемся у меня материале я не нашел ни одного случая в данном возрасте, когда бы элементарно-чувственные сексуальные переживания и любовные переживания относились у данного субъекта к одному и тому же лицу. Я объясняю это тем, что в этом возрасте обычны элементарно-чувственные переживания периферического происхождения, тогда как любовные - центрального: первые возбуждаются внешним толчком, чаще всего тем или иным соблазном, вторые же возникают спонтанно. Будучи различными но своему происхождению, они различны и по своему психологическому характеру и потому переживаются субъектом как различные переживания. В моих материалах обычный контекст анамнеза таков: говоря о своих грубо чувственных сексуальных переживаниях в данном возрасте, субъект дальше говорит: "Тогда же я влюбился в..." - и переходит к рассказу о своем влюблении в совершенно другое лицо.

IV. В сексуальных переживаниях подростка, наоборот, первое место занимает любовь. Так как о ранней любви в дальнейшем будет говориться специально, то в данной статье ограничимся лишь указанием, что в этом возрасте сознание разницы между любовью и голым половым влечением сплошь и рядом переходит в сознание антагонизма между ними в том смысле, что подросток уже сам активно устраняет из любовных переживаний примитивно-чувственные переживания, а с другой стороны, столь же активно отрицает любовь к тем девочкам или более взрослым женщинам, с которыми у него установились примитивно-чувственные отношения, начиная с их фигурирования в его онанистических представлениях, кончая половыми связями, если последние имели место. Я подчеркиваю, что это сознание наиболее ярко в этом возрасте: в юношеском возрасте, когда половое созревание уже произошло, это сознание тускнеет и влюбление юноши может перейти в половую связь, как и простая половая связь может осложниться любовным отношением.

Сосредоточимся на примитивно-чувственных сексуальных переживаниях подростка. Подростком условимся называть мальчика эпохи полового созревания, отличая его от половозрелого юноши. Обычное смешение, неразличение подросткового и юношеского возраста, пожалуй, нигде так не вредит, как при изучении сексуальности, так как существует огромная разница между сексуальным поведением еще созревающего подростка и уже созревшего в половом отношении юноши.

В предыдущих возрастах, как мы видели, сексуальные переживания стимулируются извне, и если нет эротизирующего, притом сильно эротизирующего, влияния среды, нет и сексуальных переживаний ребенка. Не то у подростка: во-первых, он становится чутким и к сравнительно слабым эротическим стимулам; во-вторых, он как бы идет сам им навстречу, активно ищет их. Кроме того, у младшего ребенка однажды возникшее сексуальное переживание может заглохнуть, если не поддерживается средой, а у подростка оно имеет тенденцию сохраняться и даже развиваться дальше.

Яснее всего это видно на онанизме. В более раннем возрасте (чем раньше, тем чаще это бывает) ребенок, натолкнутый на онанизм либо периферическим раздражением половых органов, либо очень сильным сексуальным возбуждением, либо обучением онанизму, нередко бросает потом онанировать. "Некоторое время после этого онанировал", "потом отвык", "бросил" - такие фразы порою встречаются в собранных мною анамнезах, когда говорится о раннем онанизме. Но с другой стороны, часто встречаются и фразы такого содержания: "Занимался онанизмом с таких-то лет (называется какой-нибудь год школьного возраста) до (называется поздняя дата до брака, до сегодняшнего дня и т. д.) ".

Сексуальная активность в этом возрасте состоит, главным образом, в искании эротизирующих стимулов, главным образом зрительных. Кроме реальных явлений таковыми являются также картины. При этом такую роль играют картины и не явно эротического характера. Эротическим стимулом может быть какая-нибудь деталь, вообще говоря не эротическая, чаще всего ноги, иногда грудь и т. д.

Начинает уже заметно выступать в качестве эротического стимула книга, причем и здесь такую роль играют иногда сравнительно невинные фразы, так сказать доэротизируемые подростком посредством воображения: намек он может превратить, нередко даже без достаточных оснований, в целую подробную картину.

Учащаются случаи активного приставания к лицам женского пола, чаще всего к девочкам и девушкам, с сексуальной целью. Учащаются и обратные случаи - сексуальной агрессии по отношению к подросткам, гораздо более частые, чем обычно это думают.

Ребенок довольно беззащитен по отношению к сексуальным влияниям среды. Как мы видели, внутренним противодействующим фактором у него является обыкновенно лишь страх, но и тот фигурирует как достаточно сильный фактор преимущественно у девочек, у мальчиков же он наблюдается в меньшей степени, насколько я мог установить по своим материалам. Подросток же уже имеет сильную внутреннюю защиту против развращающих влияний среды. Это - чувство отвращения. В моих материалах мне удалось проследить его до предпубертального детства включительно. Но в предпубертальном детстве это, скорее, чувство физического отвращения. В нескольких анамнезах рассказывается, как вид и запах vulvae или демонстрация товарища, соблазняющего на онанизм, вызвали резкое чувство физического отвращения (все эти анамнезы относились к 7-10 годам). У подростка же выступает уже чувство морального отвращения, притом гораздо чаще. Характерно, что моральное отвращение к подобным вещам часто совпадает по времени с влюбленней в кого-либо.

Сравнение мужских и женских анамнезов, относящихся к подростковому возрасту, очень определенно свидетельствует, если подходить к ним с моральной точки зрения, не в пользу подростков-мальчиков. Одна из причин этого предположительно указана выше: любовь у мальчика-подростка обыкновенно начинает фигурировать позже, чем у его ровесниц, и потому, если имеют место сексуальные переживания, они бывают чаще элементарно-чувственные. Но среда, в случае ее старобытовых установок, обычно относится к мальчику в сексуальном отношении нередко менее бережно" Поэтому элементарно-чувственные сексуальные переживания упрочиваются и даже развиваются дальше в том же направлении. Подросток и сам меньше сдерживается страхом, и сексуальные агрессоры его также меньше опасаются. Наконец, и морально-отрицательное отношение не всегда вырабатывается у него в должной мере.

В этом отношении немалую роль играют и учащающиеся в этом возрасте сексуальные разговоры. В предпубертальном возрасте сексуальные разговоры не часты, а у многих и очень даже редки, причем содержание этих разговоров, скорее, осведомляющее: собеседники обмениваются своими знаниями в этой области. В юношеском возрасте эти разговоры уже часты и по своему содержанию могут быть названы анекдотическими: обычно это всякого рода истории, происшествия и т. п. Сексуальные разговоры подростков и по частоте, и по содержанию занимают промежуточное положение. Но в них можно найти и специфическое: их отчасти можно назвать установочными в том смысле, что эти разговоры часто содержат определенную установку к тому, что в них сообщается, - положительную или отрицательную (осуждение, хвастовство, похвальба и т. п.).

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© Злыгостева Н.А., Злыгостев А.С., 2007-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://pedagogic.ru/ 'Библиотека по педагогике'
Рейтинг@Mail.ru