предыдущая главасодержаниеследующая глава

Иван Максимович Ястребцов(1797-1869/1870)

(Биографический очерк написан на основе сведений из архивов СССР: ЦГИА СССР, ЦГИА (Москва), ЦГИА БССР (Гродно), ЦГИА литературы и искусств, а также из отделов рукописей ГБЛ, ГПБ им. М. Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде, Института русской литературы АН СССР (Пушкинский Дом) в Ленинграде.

Обращение к архивным источникам было вызвано тем, что имевшиеся литературно-справочные сведения [6; 9 и др.] о Ястребцове были ошибочными: биографические данные двух разных лиц - Ивана Ивановича Ястребцова (1776-1839), переводчика, члена Российской академии, чиновника, и Ивана Максимовича Ястребцова (1797- 1869/1870), доктора медицины, философа и педагога, - были приписаны одному деятелю - Ивану Ивановичу Ястребцову, который никогда не был доктором медицины, не писал книг по педагогике, не работал по ведомству народного просвещения, не писал самостоятельных статей по философии, физиологии, географии, истории, эстетике и др. Эта ошибка сохраняется и поныне во всех каталогах Государственной библиотеки им. В. И. Ленина, ее Отдела рукописей, а также в каталогах других архивных хранений, не говоря уже об именных указателях всех полных собраний сочинений В. Г. Белинского и других русских писателей. Всюду указывается ошибочно И. И. Ястребцов вместо И. М. Ястребцова, который является действительным автором упоминаемых в тексте сочинений и писем.

В работах по истории педагогики первой половины XIX в. вообще отсутствуют какие-либо биографические указания об Иване Максимовиче Ястребцове. Лишь В. Я. Стру-минский в общем оценочном суждении о его книге называет его просто доктором Ястреб-цовым [7, с. 103].)

Доктор медицины, философ и педагог, автор книг по дидактике и многочисленных теоретических исследований по различным вопросам науковедения, истории, географии, геологии, физиологии, а также философии, эстетики и др., член московских научных обществ: Физико-медицинского (с 1826 г.) и Общества натуралистов (с 1829 г.).

Родился в Москве, в семье священника. Учился в Славяно-греко-латинской академии до ее преобразования в Московскую духовную академию в 1814 г., откуда был переведен в среднее отделение Московской духовной семинарии. Менее чем через год И. М. Ястребцов вышел из духовного звания. Поступил на медицинский факультет Московского университета (1816). После защиты докторской диссертации (1825) был утвержден в звании доктора медицины.

В конце 20-х гг. И. М. Ястребцов заинтересовался политической экономией, публичным кредитом, народным просвещением. Мысли об обществе и воспитании, возникшие у него в эти годы, он воплотил в ряде печатных произведений. Почти десять лет И. М. Ястребцов находился вне службы, занимался только научно-литературной деятельностью. Свои работы печатал в различных журналах: «Московский телеграф», «Библиотека для чтения», «Московский наблюдатель», «Сын Отечества», «Отечественные записки» и др.

В журнале «Московский телеграф» И. М. Ястребцов опубликовал ряд теоретических исследований, некоторые из них были выпущены затем отдельными изданиями [1; 2; 3]. В этом журнале были помещены его статьи, которые должны были составить «особенный род исторического учебника», однако по цензурным причинам впоследствии не все были опубликованы. В учебнике по истории И. М. Ястребцов хотел дать понятие о мире и человечестве. Особый интерес вызывали у него такие страны, как Индия и Китай. Он критически относился к существующим в России учебникам истории, полагая, что наступило время «поверок» вообще, и исторических знаний в особенности.

Значительный интерес представляют его высказывания о законах природы и общества. В природе все соединено в общее целое. Всякое существо «частию в плену, частию на свободе, частию повинуется общей природе, частию ею повелевает. Чем оно совершеннее, тем слабее его дань общему и тем более сие общее служит в его индивидуальную пользу» [4, с. 72, 75]. И сам человек «не может избегнуть от внешних влияний, которые действуют на него и изменяют его не только физически, но и душевно» [там же].

Столь же значительны мысли И. М. Ястребцова о просвещении, под которым он понимает «приобретение способов управлять силами природы» [там же, с. 95]. Он широко смотрит на учение: «Человеку не только надобно учиться управлять природою, но и управляться с подобными себе». Здесь появляется новый род просвещения, который он называет гражданственным (гражданственностью, цивилизацией) [там же]. Поэтому «препятствие успехам просвещения есть преступление против человечества...» [там же].

К числу общих законов, управляющих природой и обществом (человеком), И. М. Ястребцов относит всеобщий закон изменяемости. С этих позиций рассмотрены им и вопросы умственного воспитания детей. В предисловии к своей книге «Об умственном воспитании...» он излагает свой взгляд на значение разума и просвещения в жизни отдельного человека и всего общества. Разум - самая могущественная сила на земле. Орудием разума является просвещение. Кто не стремится к просвещению, тот не радеет о своем благополучии. Учение требует работы, сначала весьма тяжелой. Пришло время основательного учения. Эти и другие высказывания предваряют решение им главной задачи книги: как приняться за науки, чтоб лучше успеть в них? [1, с. 28]. Глубоко и основательно проанализированы Ястреб-цовым важнейшие условия образования в России. Книга «Об умственном воспитании...» получила высокую оценку современников П. А. Вяземского, И. И. Дмитриева, В. Ф. Одоевского, Н. А. Полевого, в том числе и видного педагога Е. О. Гугеля.

Критические замечания о том, что автор дал теме более широкое название, вынудили его продолжать исследования, результаты которых он опубликовал под заглавием «О системе наук». Книга имела большой успех. Академией наук ей была присуждена Демидовская премия. Это издание вызвало оживление среди литераторов и педагогов, не привыкших еще к публичному выражению педагогических идей и вопросов российского происхождения без ссылок на иностранные авторитеты. Вероятно, успех И. М. Ястребцова в области теоретической педагогики склонил его к службе по ведомству народного просвещения, сначала в качестве сверхштатного чиновника в канцелярии попечителя Санкт-Петербургского учебного округа (с мая 1834 г.), затем директора училищ Гродненской губернии (с сентября 1834 г. по апрель 1842 г.) и директора гимназии г. Динабурга (Двинск, ныне Даугавпилс ЛатвССР) Витебской губернии (с 1842). С переездом из губернского города Гродно в уездный городишко Динабург, куда он был переведен с понижением в должности, обрывается научно-литературная деятельность И. М. Ястребцова (1842).

Две его последние статьи («Русский самоучитель геогнозии», 1841, и «Замечания на VII главу «Руководства к опытной психологии г. проф. Новицкого», 1842) содержат интересные мысли об учебнике и отношении Ястребцова к опытной психологии. Последние крупные издания, сведенные им в одну книгу «Исповедь, или собрание рассуждений доктора Ястребцова» (1841), в которую вошли многие из опубликованных им ранее работ (1825-1839), свидетельствуют об отходе И. М. Ястребцова с позиции рациональной философии (высокой оценки роли науки, просвещения, разума) в сторону сомнения в познании истины и признания веры как первоосновы жизни отдельного человека. Он склонялся к необходимости веры, полагал, что одна наука не может удовлетворить жажду познания человека.

И. М. Ястребцов сложен по своему мировоззрению, противоречив, многолик. Например, он рано увлекся философией Шеллинга, отрицал опытные знания, потом отошел от философии своего учителя, которая, по признанию самого Ястребцова, не могла спасти от «расположения разума моего к материализму», сожалея, что «потерял много времени в глупом моем философском самодовольстве». В его творчестве много прогрессивного. Некоторые его мысли об обучении, воспитании, просвещении не утратили своего значения до настоящего времени.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© Злыгостева Н.А., Злыгостев А.С., 2007-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://pedagogic.ru/ 'Библиотека по педагогике'
Рейтинг@Mail.ru