ЦЕРКОВЬ И ШКОЛА

Расстановка ударений: ЦЕ`РКОВЬ И ШКО`ЛА

ЦЕРКОВЬ И ШКОЛА. С появлением монотеистических религий (христианство, ислам, буддизм и др.) возникает церковь с её догматикой, обрядностью, централизованным устройством, иерархией духовенства, обладающего серьёзным влиянием на свою паству, и т. п. Она имеет своей непосредственной задачей распространение религии и её влияния на широкие нар. массы, отстаивает мировоззрение, в корне противоположное науке. Церковь стремится направить мысли человека в область иллюзий, увести трудящихся от реальной действительности и практич. революц. борьбы за социальный прогресс.

Развитие производства вызывает общественную потребность в людях, обладающих образовательной и спец. подготовкой (напр., в управителях, военачальниках, строителях и др.); возникают различного типа школы. В процессе историч. эволюции школа, осн. функцией к-рой в конечном счёте является распространение образования среди народа, всё в большей мере укрепляет свои связи с наукой, содействует науч. и технич. прогрессу. В силу этого деятельность школы объективно направлена против религии и её одурманивающего воздействия на детей и молодёжь. Однако, несмотря на антагонистичность Ц. и ш., между ними исторически сложились определённые отношения и связи. На протяжении мн. веков, начиная со времени зарождения школы, церковь стремилась подчинить себе всю систему школьного образования, поставить обучение и воспитание подрастающего поколения на службу своим целям и задачам. При этом чем ниже были ступень общественного развития, культурный уровень нар. масс, чем меньше роль образования в жизни общества, тем больше была степень воздействия церкви на школу. В капиталистич. странах поныне велико влияние церкви на школу. В них широко распространено существование двух школьных систем - государственной и частной, преимущественно конфессиональной; на содержание конфессиональных школ, ун-тов и др. высших уч. заведений, принадлежащих церкви, выделяются значительные гос. субсидии. Важным средством влияния церкви на школу является преподавание религиозных вероучений или основ морали, выдержанной в религиозном духе; там, где религия не входит в уч. планы, - чтение и толкование Библии, разучивание молитв и пр. Нынешние церковники подхватывают новые идеалистические течения в философии и педагогике, приспосабливают их к своим целям и задачам, даже современной науке приписывают божественное происхождение. Они организуют в конфессиональных школах преподавание на т. н. современной основе, вмешиваются в постановку уч. и воспитательной работы в гос. школах, в подготовку учителей и пр. (см. Неотомизм, Экзистенциализм, Эссенциализм). Политич. роль церкви, особенно католической, увеличивается, она насаждает и поддерживает различные виды клерикализма, выражающего интересы самых реакционных кругов монополистич. буржуазии. Стремясь распространить своё влияние на самые широкие слои населения, католич. церковь использует прессу, радио, телевидение, создаёт различные светские организации католич. характера, в т. ч. детские, молодёжные, студенческие, родительские и др. Так, напр., массовая организация "Католическое действие", первоначально возникшая в Италии в нач. 20 в., действует во мн. странах мира и имеет детские и юношеские секции, организованные по приходам и епархиям, с единым общенац. руководством, охватывает детей с 4-летнего возраста. В странах Лат. Америки с нач. 50-х гг. ведут работу клерикальные "Ассоциация родителей в защиту религиозного воспитания", межамериканская "Конфедерация католического воспитания" и др. организации, агитирующие за преподавание в школах религии в качестве обязательного предмета. Однако историч. закономерности общественного развития таковы, что связи Ц. и ш. подрываются самой жизнью, научно-технич. прогрессом, борьбой передовых общественных сил и в первую очередь коммунистов за демократизацию школы. Для сохранения этих связей церковь всё чаще прибегает к принуждению и обману. Борьба с религией и церковью - это классово-политич. и идейно-философская борьба против буржуазной реакции и идеализма. В. И. Ленин говорил: "Все современные религии и церкви, все и всяческие религиозные организации марксизм рассматривает всегда, как органы буржуазной реакции, служащие защите эксплуатации и одурманению рабочего класса" (Соч., т. 15, с. 371 - 72). Противоречия между Ц. и ш. нарастают в ходе истории и приводят при социализме к полному освобождению школы и образования от влияния церкви и религии.

Краткий исторический обзор. Влияние религиозных культов и их служителей (в особенности сословия жрецов, постепенно сложившегося после распада первобытнообщинного строя) на образование и воспитание возникло еще в глубокой древности, когда впервые стали складываться начальные формы организованного обучения и воспитания. Об этом свидетельствуют хроники Египта, Вавилона, Индии и др. стран Др. Востока (см. Жреческие школы). Хотя в Др. Греции и Др. Риме влияние жрецов на школу было менее значительным, но и здесь они неизменно стремились использовать образование и тогдашнюю науку как средство укрепления своей власти (см. Афинское воспитание, Спартанское воспитание, Римское воспитание).

С возникновением христианства (1 в. н. э.), ислама (4 - 5 вв. н. э.) и др. монотеистич. религий на смену жрецам пришло духовенство, и с этого времени влияние церкви на школу приняло всеобъемлющий характер и стало осуществляться в определённых организационных формах. В период раннего средневековья (6 - 11 вв.), когда византийский император Юстиниан в нач. 6 в. запретил нехристианам вести преподавательскую деятельность, римская школа в Европе уступила место первым христианским школам. Средневековое просвещение, культура и общественная мысль развивались в полной зависимости от религиозной идеологии. Христианская церковь (в особенности католич., обособление к-рой началось с конца 5 в.) в целом отвергала культурное наследие античного мира как языческое, но несмотря на это распространение христианства объективно влекло за собой распространение письменности, вместе с к-рой воспринимались и отд. элементы античной культуры. Церковь была вынуждена использовать также для своих нужд, в частности для нужд школьного обучения, лат. язык (см. Средние века). В начале средних веков в Зап. Европе все школы принадлежали церкви. Они были трёх типов - приходские, соборные, монастырские. В приходских школах местный священник обучал детей христианской морали и основам христианской догматики; до 8 в. никакой образовательной работы в этих школах не велось. Позже стали обучать чтению (по книгам "священного писания"), а будущих клириков - также наукам тривиума. Соборные школы (по др. терминологии - епископальные) создавались при епископских кафедрах только для детей духовенства. Их первоначальная задача состояла в подготовке полемистов - защитников христианской догмы. Позже окончание этих школ стало необходимым для духовной карьеры. Основной тип школы раннего средневековья - монастырские школы. Они готовили будущих монахов к чтению, переписке христианских "священных" книг и древних рукописей. Отдельные монастыри располагали большим количеством древних рукописей и многими опытными переписчиками и комментаторами; школы при таких монастырях пользовались широкой известностью.

Ускорение развития производительных сил в 12 - 15 вв. вызвало необходимость новых форм образования, к-рые учитывали бы роль разума и важность его развития. Однако и здесь религиозная идеология потребовала, чтобы разум развивался только в рамках веры. Такой попыткой примирить разум с верой явилась схоластика, основными центрами распространения к-рой стали возникающие в это время средневековые ун-ты. Схоласты Фома Аквинский, А. фон Больштедт, И. Дуно Скот и др., стремившиеся привести в стройную логич. систему осн. догмы католич. христианства, считали, что задача образования заключается в выработке формально-логич. мышления. Этим определялась и последовательность изучения предметов в схоластич. школах (грамматика, логика и диалектика, толкование текстов и теологич. понятий), и постановка схоластич. образования (подчинение обучения теологии, построение всего преподавания на основе дедуктивной логики, механич. заучивание вместо сознательного усвоения и др.).

Церковные школы с их схоластич. системой обучения не удовлетворяли запросы нарождающегося купечества и ремесленников. В 13 - 14 вв. эти сословия для своих нужд стали создавать школы, в к-рых уч-ся обучались чтению, письму, счёту, началам геометрии и естествознания. Религия входила в уч. планы в качестве обязательного предмета (см. Гильдейские школы и Цеховые школы). Появление таких школ церковь встретила крайне враждебно, усматривая в этом нарушение своей монополии на школу. Нередко религиозные фанатики громили их и избивали уч-ся и учителей.

В эпоху Возрождения, связанную с бурным развитием производительных сил и появлением новых социальных отношений, возник и новый взгляд на мир и человека. Деятели Возрождения подвергли бичующей критике схоластич. систему образования, выдвинули идеал свободной, умственно и физически развитой личности, обратились к жизнеутверждающей антич. культуре. Всё это нашло значит. отражение во взглядах гуманистов (Т. Мор, Д. Кампанелла, Ф. Рабле, М. Монтень, Эразм Роттердамский, Витторино да Фельтре и др.) на воспитание и в практике работы лучших школ того времени. В дальнейшем социальный протест, направленный против засилья католицизма, находит наиболее полное выражение в идеях Реформации - самого мощного аптикатолич. по форме и антифеодального по содержанию общественного движения 16 в. Наряду с созданием протестантских церквей, в Германии, Швейцарии и в нек-рых северных странах была основана система гос. и муниципальных протестантских школ. В них впервые стало уделяться внимание таким предметам. как история, естествознание и математика, были введены физич. упражнения, ограничены телесные наказания. Деятели Реформации - М. Лютер, Ф. Меланхтон, Ж. Кальвин и др. - отстаивали необходимость всеобщего образования. Однако поскольку целью школы по-прежнему оставалось религиозное воспитание, то обучение в протестантских школах, так же как и в католических, основывалось на толковании религиозных текстов и было пронизано духом религиозного догматизма. Наиболее последовательное выражение педагогич. принципы Реформации получили в известной гимназии И. Штурма.

Реакцией на победу протестантизма в ряде стран явилась Контрреформация (16 - 17 вв.), возглавляемая папством и определившая организац. и идейную перестройку католич. церкви. В 1540 был учреждён орден иезуитов, к-рый считал обучение и школу основным полем своей деятельности (см. Иезуитское воспитание). В иезуитских коллегиях и семинариях гл. внимание уделялось изучению лат. языка; сведения по истории, географии и математике сообщались лишь в ходе комментирования древних текстов. При этом ярко сказывалась несовместимость религии и научного образования: обучение в коллегиях было всецело формальным, опытное доказательство отвергалось, развивалась лишь механич. память в ущерб размышлению. Воспитание во всех его формах фактически было направлено на развитие в детях слепого повиновения наставникам, религиозного фанатизма, устремления к карьеризму, навыков шпионажа и доносов. Уч. заведения иезуитов прекратили своё существование вместе с их Орденом лишь в конце 18 в.

С разящей критикой религии, её разлагающего влияния на молодёжь, с обличением церкви выступали деятели франц. Просвещения 18 в. - Ф. Вольтер, Д. Дидро, П. Гольбах и др. И католич. иезуитская, и протестантская уч. и воспитательная практика вызывала оппозицию в пед. кругах, хотя вплоть до 2-й пол. 18 в. оппозиция также исходила гл. обр. из религиозных доктрин. Таковы были янсенистское направление в педагогике (см. Янсенистские школы) во Франции и пиетистское (см. Пиетизм) в Германии. Разоблачая порочность католич. и протестантских школьных принципов, представители этих пед. направлений в своей практич. деятельности продолжали стоять на почве религии, но только, согласно их воззрениям, несколько "улучшенной" и "очищенной".

Постепенный переход к светской школе совершился лишь в 19 в., но, осуществляемый в условиях капиталистич. гос-в, он не был ни последовательным, ни полным. В 19 - нач. 20 вв. в подавляющем большинстве стран Европы и в Америке были приняты законы об отделении школы от церкви, но сохранены наряду с государственными т. н. частные школы, в основной своей массе, особенно в странах с широким распространением католицизма, принадлежащие церкви или контролируемые ею. Церковь продолжает учреждать на свои средства и гос. субсидии новые уч. заведения, включая католич. ун-ты. Утратив непосредственное обладание школой, церковь стремится восполнить утрату усилением своего влияния на содержание образования. И в 60-х гг. в Италии, Испании, Португалии, ФРГ, Колумбии, отд. провинциях Канады, нек-рых др. странах образование строится по существу на конфессиональной основе, деятельность всех школ, в т. ч. государственных, организуется и направляется в соответствии с догматами католич. церкви. Школьные программы предписывают связывать обучение с религиозным воспитанием, преподавание всех предметов пронизывать религиозным духом. В Италии и Испании до сих пор действуют конкордаты (соглашения) между папой и гос-вом, по к-рым все школы подлежат контролю церкви. В уч. заведениях Австрии, Греции, Дании, Норвегии, Италии, Испании, Португалии, ФРГ, Чили и др. религия является обязательным предметом, в школах мк. стран (Австралии, Швеции, Бельгии, Бразилии, Боливии, Парагвае, Перу, Венесуэле и др.) на изучение религии или религиозной морали отводится специальное время. В США, Франции, Мексике и др. религия не входит в уч. планы гос. школ, однако и в них изучается Библия, разучиваются молитвы и церковные песнопения.

Во мн. странах капиталистич. мира прогрессивные силы, и прежде всего коммунисты, ведут упорную борьбу за подлинно науч. характер школьного образования, против влияния церкви на школу и реакционных лозунгов неотомистов об отделении школы от государства и беспрепятственности религиозного обучения и церковной пропаганды. Во Франции и Италии коммунисты решительно выступают против финансирования гос-вом частных конфессиональных школ и против всех иных форм клерикализации образования. Ширится движение за отмену преподавания религии в школах Швеции и др. скандинавских стран (подробнее см. в статьях о просвещении в отд. странах, напр. Италия, Швеция и др.).

Еще более полным и устойчивым было подчинение школы влиянию церкви в странах исламистской и буддийской религий.

Ислам стал господствующей религией в ранний период средневековья в Халифате, созданном в результате арабских завоеваний в Юго-Зап. Европе, Сев. Африке и Зап. Азин (7 - 8 вв.). Тогда же мусульманское духовенство взяло в свои руки дело школьного образования и воспитания. В 7 в. возникли при мечетях, а позднее при нек-рых религиозных общинах нач. мусульманские духовные школы мектебы. В араб. странах мектебы вскоре получили официальное признание, затем они были объявлены гос. школами в Афганистане, Иране, Ираке и ряде др. стран Ближнего и Ср. Востока. Мектебы были строго религиозными уч. заведениями, и в течение многих веков их узкопрактич. цель заключалась в обучении детей мусульман основным догматам веры и обрядовым правилам, искусству чтения Корана и др. священных книг на арабском яз. Гл. методами обучения и воспитания явились зубрёжка и телесные наказания. Учение в мектебе отравляло сознание детей суевериями, подавляло природную детскую любознательность, притупляло ум, утверждало покорность, развивало религиозный фанатизм. Исключительные трудности для воспитанников мектебов представляло изучение араб. яз. с его сложным алфавитом, надстрочными и подстрочными знаками.

Для распространения ислама нужны были кадры мусульманского духовенства и знатоков шариата. В целях их подготовки были созданы медресе - ср. и высш. духовные уч. заведения, впервые появившиеся в Багдаде в 8 в. и получившие в дальнейшем распространение во мн. странах Халифата и в Ср. Азии. Эти школы в нач. период своего существовавия были центрами мусульманской науки. Однако социально-политич. перемены на араб. Востоке, связанные с развитием феодальных отношений, постепенно привели к упадку медресе. Крупнейшие из них были закрыты мусульманскими ортодоксами, боровшимися против еретического "увлечения" светской наукой, остальные стали узкоконфессиональными уч. заведениями, проникнутыми духом средневековой схоластики. В таком виде они сохранились до последнего времени во мн. странах, где исповедуется ислам. Светские системы школьного образования в Иране, Пакистане и Турции впервые были введены только в сер. 19 в., а в Афганистане, Бахрейне, Кувейте и нек-рых др. мусульманских странах лишь в нач. 20 в. (подробнее см. в статьях о просвещении в отд. странах, напр. Турция).

К глубокой древности восходят отношения буддийской Ц. и ш. Буддизм, одна из трёх (наряду с христианством и исламом) наиболее распространённых религий, зародился в Др. Индии в 6 - 5 вв. до н. э. Широко распространён также в Японии. Китае, Бирме и др. странах Вост. и Центр. Азии. Ранний буддизм (6 - 1 вв. до н. э.) - "хинаяна" ("узкий путь спасения") своим аскетизмом и почти полным отсутствием обрядности определил первоначальный облик буддийских школ, т. н. "лесных университетов". Отшельник, последователь Будды, окружённый своими учениками, - так внешне выглядел такой "ун-т". Усвоение мыслей учителя, аскетизм, углублённое самосозерцание, изучение философии и жизненного пути Будды составляли первонач. цикл образования в этих "ун-тах". В 1 и 2 вв. до н. э. начали появляться буддийские мужские и женские монастыри и школы при них, где изучалась религиозно-мистич. буддийская философия. В 1 в. н. э. возникает новая форма буддизма - "махаяна" ("большой круг спасения"), согласно догматам к-рой достижение нирваны происходило не только путём внутреннего преодоления желаний, присущих человеку, но гл. обр. путём мистич. общения с божеством, посредством магич. заклинаний, молитв и пр. Соответственно усложнялось обучение в монастырях и монастырских школах. Основное место отводилось уже не философии внутреннего созерцания и наставлениям на путь спасения, а собственно буддистскому богословию, заучиванию тантристских (магических) формул, овладению техникой совершения обрядов, составлению гороскопов и пр. Наряду с этим важное место в образовании буддиста занимало изучение примитивного врачевания.

В странах буддистской религии школы при монастырях существовали на протяжении мн. веков. В Бирме устойчиво сохранялся порядок, согласно к-рому юноши, окончившие общеобразовательные школы, должны были проводить определённое время в буддистских монастырях для изучения религиозных текстов.

Светские системы школьного образования были введены в Японии и Китае лишь в 19 в., в Таиланде, Камбодже и нек-рых др. странах - в нач. 20 в. (см. статьи о просвещении в отд. странах, напр. Бирма).

Наиболее законченное выражение система образования буддистов махаянистского толка получает в ламаизме, распространенная в Монголии и Тибете. Начиная с 9 в. ламаистская церковь со своей сложной иерархией, жёсткой дисциплиной и фанатизмом лам сосредоточивает в своих руках образование обеих стран. Светских школ не было, но в каждом из более или менее крупных ламаистских монастырей, густой сетью покрывавших территории Тибета и Монголии, имелись уч. заведения - дацаны, в к-рых одновременно проходили обучение как монахи различных рангов, так и миряне, преимущественно выходцы из имущих классов. Здесь существовала строгая регламентация школьного дела, среди уч-ся неукоснительно поддерживалась суровая дисциплина, причём сплошь и рядом они жестоко эксплуатировались монастырской верхушкой. Уч-ся специализировались в изучении определённых сторон буддизма; философии, догматов, жизнеописания святых и пр. Обязательными предметами были буддистская философия, основы тибетской медицины, обряды, астрология. Много времени уделялось изучению огромной буддистской литературы, особенно Данджура и Ганжура - многотомной энциклопедии буддизма, овладению искусством гадания, исполнению различных обетов, дающих право подыматься по ступеням иерархической церковной лестницы (см. Ламские школы). Государственная светская система школьного образования была создана в МНР после победы нар. революции (подробнее см. в ст. Монгольская Народная Республика). В целом буддизм, и в частности ламаизм, распространяя идеи пассивности, непротивления социальной несправедливости, служа интересам господствующих классов, сковывал развитие культуры и просвещения.

Ясно выраженный религиозный характер в соответствии с догматами иудаизма имело в ср. века образование и воспитание у евреев, расселившихся во мн. европейских странах. В хедере - нач. школе для мальчиков, уч-ся усваивали обряды, молитвы и религиозные заповеди, умение читать и толковать Библию и Талмуд. Возникшие в позднем средневековье в крупных городах Голландии, Италии, Польши и России нач. школы для сирот и детей бедняков - талмудторы, содержались на средства религиозных общин и находились под строгим контролем раввинов. Как и в хедере, образование в талмудторах было проникнуто религиозным духом, оторвано от жизни. Особые школы - ешиботы, были предназначены для подготовки раввинов и др. служителей культа. Эти школы зародились еще в Вавилонии и Палестине, затем появились в Зап. Европе, Польше и России. В них изучался Талмуд и различные теологич. комментарии к нему. Преподавание таких предметов, как математика, естествознание, история, было запрещено. Лишь в 18 - 19 вв. в хедер и ешибот проникли элементы общеобразовательных знаний: чтение, письмо, арифметика, стали открываться реформированные хедеры, где обучение велось не на иврите (древнееврейском яз.), а на идише (современном яз.). С образованием гос-ва Израиль (1948) иудаизм стал его официальной религией. В совр. израильских светских школах важнейшую роль играет религиозное воспитание, большое внимание уделяется изучению религии.

Появление первых школ на Руси связано с принятием в конце 10 в. христианства в форме православия. Как и повсюду, церковь нуждалась в грамотных людях и создававшиеся школы предназначались в основном для подготовки священников. В образованных людях испытывало нужду и гос-во. Поэтому одновременно возникли школы для детей бояр и дружинников. В тех и других школах церковь опекала всю школьную жизнь. Учебными книгами были азбука, часослов, псалтырь. Кроме религии, в школе обучали чтению, письму, счёту и церковному пению. После освобождения от татаро-монгольского ига, с усилением экономич. развития России большое распространение получает обучение у т. н. мастеров грамоты - частных учителей, по преимуществу духовных лиц, а также семейное воспитание, яркое представление о характере к-рого даёт "Домострой".

Особым путём шло развитие просвещения и школы в 16 - 17 вв. на Украине и в Белоруссии, находившихся под властью Польско-Литовского католич. гос-ва. После Брестской унии 1596 иезуиты стали ревностно насаждать католицизм в украинских и белорусских школах. Такие школы имели значительный успех среди дворянства и части духовенства, но не признавались большинством украинского и белорусского народа и запорожским казачеством. Напряжённую борьбу против польской шляхты и католич. духовенства вели на Украине и в Белоруссии религиозно-нац. организации, т. н. Братства. Созданные ими школы сыграли важную роль в сохранении нац. самобытности и культуры (см. Братские школы).

Первые светские школы в России были учреждены при Петре I (нач. 18 в.). Вынужденная уступить петровским реформам, церковь вносила изменения и в систему духовного образования. В архиерейских школах, созданных в 1721, и в духовных семинариях стали учиться дети не только духовных, но и светских лиц. В программу этих уч. заведений, кроме закона божьего, входили рус., лат. и греч. языки, грамматика, риторика, логика, арифметика, геометрия, география, история, физич. воспитание и рисование. При преемниках Петра I многие открытые нм уч. заведения пришли в упадок. Наступившая после поражения Пугачёва дворянская реакция уничтожила петровские преобразования и усугубила сословно-дворянский и религиозный характер просвещения. На школу была официально возложена задача распространять в народе религиозность и верноподданнические чувства.

На протяжении всего 19 в. прогрессивные силы русского общества боролись за реформу школы, за освобождение её от гнёта религии. Революционеры-демократы (В. Г. Белинский, Н. А. Добролюбов, Д. И. Писарев, Н. Г. Чернышевский) рассматривали как важную составную часть своей социальной программы преодоление влияния церкви на образование. Самодержавие и церковь в свою очередь объединились в идеологич. борьбе против развивающегося общественно-педагогич. движения. Даже либеральное "Положение о нач. нар. училищах" 1864 устанавливало, что цель нач. школы заключается не только в распространении первонач. знаний, но и в "утверждении в народе религиозных и нравственных понятий". В число предметов обучения были включены закон божий, рус. и церковнославянское чтение, письмо, четыре арифметических действия и церковное пение. Целиком сохранялась система церковных школ, находившаяся в ведении Синода (см. ст. Реформы школьные в России). В условиях наступившей в 70 - 80-х гг. 19 в. политич. реакции самодержавие старательно оберегало сословно-крепостнические и религиозные пережитки в системе школьного образования. Осн. типом народной нач. школы были провозглашены церковно-приходские школы, к-рым оказывалось всяческое покровительство. Этими школами заведовали священники, назначавшиеся епархиальными училищными советами. Духовенство держало учителей этих школ под своим прямым надзором. Религиозное воспитание, изучение закона божьего, разучивание молитв и пр. было обязательным для всех типов уч. заведений в царской РОССИИ ВПЛОТЬ ДО Октября 1917.

В 80-х гг. 19 в. среди тат. буржуазии возникло бурж.-либеральное, националистич. движение, к-рое первоначально носило узкий характер культурнич. движения за реформу старой мусульманской системы образования, получившее название джадидизма. В Ср. Азии в период революции 1905 - 07 джадидизм перешагнул первонач. культурнич. рамки и приобрёл окраску буржуазно-либерального, контрреволюц.-националистич. движения и идеологич. течения. Джадиды требовали создания т. н. новометодных школ, в к-рых прежнее богословское содержание дополнялось бы образовательным минимумом, включавшим сведения из арифметики, счетоводства, геометрии, географии и др. (см. Джадидистские школы). Влияние джадидизма постепенно увеличивалось, и отдельные медресе приобретали всё более светский характер, но осн. роль в них продолжали играть религиозные дисциплины.

Острая политич. борьба разгорелась в России вокруг проблем школьного образования в нач. 20 в. Реакционное дворянство и духовенство настаивали на сохранении церковно-приходских школ, на расширении прав церковного ведомства по надзору за всеми школами, в т. ч. министерскими и земскими, на усилении в обучении и воспитании религиозного начала. Горячие дебаты по этому вопросу развернулись в Гос. думе, где произносились, напр., такие речи: "Школа без религии не есть школа по нашим понятиям. Мы имеем в виду не только православную господствующую церковь, мы имеем в виду в данном случае и влияние костела, и лютеранской кирки, и синагоги, и мечети, необходимо тесное общение между религией во всех проявлениях ее и школой; это должно быть основным педагогическим приемом" (Гос. дума. Третий созыв. Сессия четвертая. "Стенографич. отчет", СПБ, 1910, с. 56). Не помышляли об изгнании религии из школы и буржуазные партии. Кадеты, напр., выступали лишь за более "культурную" религию. Только партия большевиков в своей программе выдвигала в области нар. образования в качестве важнейшего положения требование светской школы.

Не привели к серьёзным изменениям в содержании и организации обучения и воспитания, не ликвидировали засилья церкви в школьном образовании и события 1905 - 07. Не решило этих задач и Временное правительство. В проекте программы РКП(б) В. И. Ленин указывал, что отделение церкви от гос-ва и школы от церкви - это такие мероприятия, "...которые буржуазная демократия обещала, но нигде в мире не довела до конца, благодаря многообразным фактическим связям капитала с религиозной пропагандой" (Соч.,т. 29, с. 114).

Отношение Коммунистич. партии к религии было с предельной ясностью сформулировано в первые годы 20 в. В. И. Ленин в 1909 писал: "Религия есть опиум народа, - это изречение Маркса есть краеугольный камень всего миросозерцания марксизма в вопросе о религии" (там же, т. 15, с. 371). Последовательная борьба против стремления церкви укрепить своё влияние на школу велась партией в течение всего дооктябрьского периода, но полное и окончательное отделение школы от церкви стало возможным в России лишь в результате победы Великой Окт. социалистич. революции.

В соответствии с программными положениями Коммунистич. партии 21 янв. (2 февр.) 1918 СНК РСФСР был принят декрет, подписанный В. И. Лениным, о свободе совести, о церковных и религиозных обществах, широко известный впоследствии как декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви. В декрете говорилось: "Школа отделяется от церкви. Преподавание религиозных вероучений во всех государственных и общественных, а также частных учебных заведениях, где преподаются общеобразовательные предметы, не допускается. Граждане могут обучать и обучаться религии частным образом" [Директивы ВКП (б) и Постановления Сов. правительства о нар. образовании, в. 1, 1947, с. 18]. Этот декрет сыграл огромную роль в становлении сов. школы, в к-рой вся система обучения и воспитания строится на основе передового, подлинно научного диалектико-материалистич. мировоззрения, исключающего возможность к.-л. религиозного влияния (см. ст. Мировоззрение и Атеистическое воспитание). Опыт школы Советского Союза, решительно порвавшей всяческие связи с церковью, оказал большое влияние на перестройку школьного образования в странах социалистического лагеря. Во всех социалистич. странах школа отделена от церкви, образование освобождено от воздействия религиозных вероучений (см. статьи о просвещении в социалистич. странах, напр. Болгария, Венгрия, Польша).

Тысячелетия религия и церковь были заклятыми врагами культуры и прогресса. Полная ликвидация их влияния на образование и воспитание является одним из важнейших завоеваний социализма.

Лит.: Энгельс Ф., Развитие социализма от утопии к науке, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 19; Ленин В. И., Социализм и религия, Соч., 4 изд., т. 10; О религии и церкви. Сб. документов, М., 1965; Исторический очерк развития церковных школ за истекшее двадцатипятилетие (1884 - 1909), СПБ, 1909; Константинов Н. А. [и др.]. История педагогики, М., 1966; Осоков А. В., Вопрос о взаимоотношении школы и церкви в третьей Государственной думе, "Сов. педагогика", 1955, № 2; Королев Ф. Ф., Очерки по истории сов. школы и педагогики. 1917 - 20, М., 1958; Михневич Д. Е., Очерки по истории католической реакции (Иезуиты), Л., 1955; Шейнман М. М., Ватикан и католицизм в конце XIX - нач. XX веков, М., 1958; его же, Современный клерикализм, М., 1964; Пулэн Ш. К., Церковь и рабочий класс, М., 1962; Майер Г. и Штир П., Фашизм и политический клерикализм, М., 1963; Канала Ш., Социальная доктрина церкви и марксизм, М., 1964; Кочетов А. Н., Буддизм, М., 1965; Великович Л. Н., Кризис совр. католицизма, М., 1967; Причины существования и пути преодоления религиозных пережитков, Минск, 1965; Строительство коммунизма и преодоление религиозных пережитков, М., 1966.

М. М. Дейнеко. Москва.


Источники:

  1. Педагогическая энциклопедия/Глав. ред. И. А. Каиров и Ф. Н. Петров. т. 4. - М.: Советская энциклопедия, 1968. - 912 с. с илл.








© Злыгостева Н.А., Злыгостев А.С., 2007-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://pedagogic.ru/ 'Библиотека по педагогике'
Рейтинг@Mail.ru