УШИНСКИЙ Константин Дмитриевич

Расстановка ударений: УШИ`НСКИЙ Константин Дмитриевич

УШИНСКИЙ, Константин Дмитриевич [19. II (2. III). 1824 (по др. данным, 1823) - 22. XII. 1870 (3. I. 1871)] - основоположник науч. педагогики и народной школы в России. Демократ-педагог, У. решал все теоретич. и практич. вопросы воспитания с точки зрения служения интересам своей Родины, своего народа. Он руководствовался девизом: "сделать как можно более пользы моему отечеству, вот единственная задача моей жизни". Родился У. в Туле. В 1840 окончил Новгород-Северскую гимназию и в том же году поступил на юридический факультет Моск. ун-та. Учителями У. были проф. Т. Н. Грановский и П. Г. Редкин. В 1844 окончил ун-т со званием кандидата юридич. наук. В возрасте 23 лет У. назначается исполняющим обязанности профессора кафедры энциклопедии законоведения, гос. права и науки финансов в Демидовском юридич. лицее в Ярославле. Там же начал свою науч. деятельность в области педагогики. В лекциях У. развивал демократич. идеи о ведущей роли народа в поступательном развитии общества. Его деятельность в этом уч. заведении вызвала осуждение реакционно настроенного Мин-ва нар. просвещения. В сент. 1849 У. был уволен из лицея и только в нач. 1850 ему с трудом удалось поступить на службу в канцелярию департамента иностранных дел. Но и от этой работы он в 1854 был отстранён. В том же году поступил в Гатчинский сиротский ин-т на должность преподавателя рус. словесности и географии, а в 1855 был назначен инспектором, т. е. зав. уч. частью этого ин-та. С этого времени У. целиком отдаётся пед. работе.

К. Д. Ушинский
К. Д. Ушинский

В условиях развития общественно-педагогич. движения в сер. 19 в. царское пр-во вынуждено было привлекать прогрессивно настроенных педагогов к работе в гос. уч. заведениях. В 1859 У. переводится на должность инспектора классов Смольного института благородных девиц и приступает к реформе этого уч. заведения. К преподавательской деятельности в этом ин-те он привлёк выдающихся педагогов того времени Д. Д. Семенова, Д. Н. Модзалевского, В. И. Водовозова и др., провёл в нём ряд педагогич. преобразований - ввёл новый уч. план, внедрил передовые методы обучения, организовал проведение предметных уроков и опытов по физике и др. У. сотрудничал в прогрессивном журнале того времени "Современнике" (1852 - 54), в жури. "Библиотека для чтения" (1854 - 55), "Журнале для воспитания" и ряде др. В конце 1861 У. был освобождён от должности редактора "Журнала Министерства нар. просвещения" (занимал её с 1860), а в 1862 отстранён и от работы в ин-те. Он выехал за границу для изучения постановки женского образования. С 1862 по 1867 У. жил за границей, гл. обр. в Швейцарии, и продолжал интенсивно работать в области теории педагогики. Умер в 1871 в расцвете творческих сил от воспаления лёгких.

Своими трудами в области педагогики и трудами философского характера У. еще в молодости выдвинулся в первые ряды крупнейших учёных своего времени. Его работы "О камеральном образовании", "Человек как предмет воспитания - Главнейшие черты человеческого организма в приложении к искусству воспитания", "Вопрос о душе в его современном состоянии" и др. отражают широчайшую эрудицию автора, являются выдающимися трактатами в области философии и педагогики. У. находился под большим влиянием рус. классич. материалистич. философии. В области понимания законов развития природы, а также гносеологии У. в основном является материалистом. Он признаёт, что существует материальный мир, что сознание человека является его отражением и что человек может и должен познать мир, открыть тайны природы и всё более глубоко овладевать ею. Но У. не поднялся до уровня философского материализма, к-рого достиг Чернышевский, и ряд вопросов натурфилософии и теории познания развивал дуалистически. Это, однако, не может заслонить ведущего материалистич. направления мировоззрения У., к-рый, как правильно указывала Н. К. Крупская, смело шёл от идеализма к материализму. В понимании законов развития общества, философии, истории У. был идеалистом, придавая в конечном счёте решающее значение в общественном развитии законам и законодателю, совершенствованию разума. У., хотя и не являлся подлинным диалектиком, развивал нек-рые диалектич. идеи, признавал всеобщность принципа движения, неотъемлемость движения от материи, поступательность всякого развития от низших ступеней к более высоким, непрестанность движения и развития природы и общества в поступательном направлении, беспредельность мира, времени и пространства. Материалистич. и диалектич. тенденции воззрения У. являются исходными методологич. установками, на к-рых в основном построена его прогрессивно-демократич. пед. система в целом, его классич. учебники для школы "Родное слово" и "Детский мир".

У. понимал воспитание как целенаправленный процесс умственного, нравственного, эстетич. и физич. формирования цельной личности. Воспитание является "созданием истории", оно - общественное, социальное явление. Воспитание имеет свои объективные законы, знание к-рых необходимо для того, чтобы педагог рационально осуществлял свою деятельность. Но чтобы знать эти законы и сообразоваться с ними, надо прежде всего изучать самый "предмет воспитания". "Если педагогика хочет воспитывать человека во всех отношениях, то она должна прежде узнать его тоже во всех отношениях", - писал У. (Собр. соч., т. 8, 1950, с. 23). Борясь против поверхностной, рецептурной педагогики, У. доказывал: "...Главное дело вовсе не в изучении правил, а в изучении тех научных основ, из которых эти правила вытекают... Мы не говорим педагогам - поступайте так или иначе; но говорим им: изучайте законы тех психологических явлений, которыми вы хотите управлять, и поступайте, соображаясь с этими законами и теми обстоятельствами, в которых вы хотите их приложить" (там же, с. 57, 55). У. высоко ценил значение пед. науки для успешного осуществления целей воспитания. Он был далёк как от фаталистич. теории, к-рая признаёт, что человек рождается с готовыми идеями и что воспитанию остаётся лишь способствовать развитию этих изначально заложенных идей и качеств человека, так и от грубоэмпирич. теорий, считавших, что при рождении разум человека подобен чистой доске и воспитателю остаётся лишь написать на ней всё, что ему захочется. Не отрицая значения для формирования человека филогенетически приобретённых качеств, У. считал, что решающим в этом процессе является воспитание и что развитие ребёнка совершается в процессе воспитания и обучения. Человек становится человеком путём воспитания. "Воспитание, - писал У., - совершенствуясь, может далеко раздвинуть пределы человеческих сил: физических, умственных и нравственных" (там же, с. 24).

Основной задачей воспитания У. считал подготовку человека к жизни. Самоё воспитание, учил он, если оно желает счастья человеку, должно приготовлять его к труду, к жизни. Для этого необходимо, чтобы дети были умственно развиты, морально совершенны, эстетически развиты, физически здоровы. Все эти качества следует воспитывать и развивать в детях на основе определённых принципов. Важнейшим из них для У. является принцип народности. Он связан с его философской и общественно-политич. концепцией. Согласно этому принципу, У. выдвигал следующие осн. требования: а) воспитание должно быть народным. Это прежде всего значит, что оно через широко развёрнутую школьную сеть должно охватить все подрастающие поколения народа в порядке обязательного обучения и формировать эти поколения в духе экономич., общественно-политич. и культурно-просветительных интересов народа; делом воспитания должен ведать, руководить сам народ; б) воспитание должно давать детям реальное образование и вместе с тем развивать их умственные способности с тем, чтобы эти знания были связаны с жизнью и использовались в общенародных интересах; в) центральное место в формировании человека должен занимать родной яз. - "сокровищница духа народа". "Язык народа, - пишет У., - лучший, никогда не увядающий и вечно вновь распускающийся цвет всей его духовной жизни, начинающейся далеко за границами истории. В языке одухотворяется весь народ и вся его родина; в нем претворяется творческой силой народного духа в мысль, в картину и звук небо отчизны, ее воздух, ее физические явления, ее климат, ее поля, горы и долины, ее леса и реки, ее бури и грозы - весь тот глубокий, полный мысли и чувства, голос родной природы, который говорит так громко в любви человека к его иногда суровой родине, который высказывается так ясно в родной песне, в родных напевах, в устах народных поэтов" (там же, т. 2, 1948, с. 557); г) воспитание должно формировать человека, для к-рого труд является первой потребностью, патриота с твёрдой волей и характером, подлинного борца за интересы родины и народа; д) женщине должно быть обеспечено воспитание и образование наравне с мужчиной, т. к. "мужчина и женщина - личности равноправные, равно самостоятельные и равно ответственные"; е) всякое механическое заимствование и внедрение в практику воспитания иноземных систем и опыта без критич. переработки в соответствии с духом идеи народности недопустимо.

Под обучением У. понимал процесс передачи знаний и навыков учителем и усвоения их уч-ся, процесс восхождения учеников от незнания к знанию. Исходным в процессе обучения для У. является положение о том, что "...единственной пищей для организма может быть опыт, сообщаемый нам через посредство внешних чувств" (там же, т. 3, 1948, с. 361). У. указывал, что непосредственно воспринятые нами из внешнего мира образы являются единственными материалами, над к-рыми и посредством к-рых работает наша мыслительная способность. В соответствии с этим У. указывает, что всякое обучение должно строиться не на основе абстрактных представлений и слов, а на основе впечатлений, полученных детьми из окружающего мира.

На основе своих общепедагогич., гносеологич. п психологич. установок У. развивал прогрессивные дидактич. принципы. Среди дидактич. положений У. большое значение имеет его требование о необходимости достижения наибольшей сознательности уч-ся в усвоении знаний и навыков под руководством учителя и максимальной активности самих уч-ся. У. правильно утверждал: "Если же мы устроим наш урок так, что все дети будут в продолжение его действительно работать постоянно, то заметим, может быть, что время, назначенное мною для урока, не только коротко, но слишком продолжительно, хотя оно, как каждое полное содержания время, проходит для личного ощущения очень быстро" (там же, т. 6, 1949, с. 255).

У. полагал, что психология в отношении своей приложимости к педагогике и своей необходимости для педагога, занимает первое место между всеми науками. В свете этого положения он даёт много ценных указаний о методах воспитания внимания, волн, памяти, эмоций и использования закономерностей их развития в процессе обучения. У. считал незыблемым законом обучения положение: "Повторение - мать учения". Он подчёркивает, что повторение должно иметь своей целью прежде всего предупреждение забывания, а не только возобновление забытого. Обучение У. рассматривал как волевой процесс, в основе к-рого лежит стремление ребёнка удовлетворить потребность в учении. Учение, основанное только на интересе, по словам У., не даёт возможности окрепнуть самообладанию и воле ученика, т. к. не всё в учении интересно, и многое постигается лишь путём большого напряжения сил, благодаря силе воли. У. придавал исключительное значение осознанному усвоению знания. Для того чтобы обучение давало полноценные знания и навыки, оно должно характеризоваться "ясностью", систематичностью, последовательностью. У. внёс большой вклад в разработку теории наглядности обучения. Он являлся поборником классно-урочной системы обучения и указывал при этом, что урок достигает своей цели, когда определены его место в системе др. уроков, строго продуманное направление и его дидактич. задачи, использованы многообразные методы обучения.

Учение о методах обучения У. разделил на две части: общую и частную. Первая, общая дидактика, изучает общие основы обучения и принципы (общие для всех дисциплин) методов обучения. Вторая, частная дидактика (методика), является применением основ общей дидактики к отдельным уч. дисциплинам и изучает методы их преподавания. Лучший образец взаимосвязи дидактики с методикой - теория первоначального обучения У., в частности - методика преподавания родного яз. У. считал односторонним обучение, построенное только на индукции (синтетич. путь) или только на дедукции (аналитич. путь), и требовал их разумного сочетания в процессе обучения в соответствии с самим содержанием обучения. В дидактическом наследии У. важное место занимают его учебники "Родное слово" и "Детский мир", к-рые заняли в истории образования такое же место, как "Orbis pictus" Коменского. Высокую оценку давали "Родному слову" представители прогрессивной педагогики нерусских народов, входящих в Российскую империю. Так, основоположник груз. педагогики Я. С. Гогебашвили считал "Родное слово" "талантливейшим творением", "непревзойденным учебником родного языка" для русской начальной школы.

Большое место в пед. системе У. отведено проблемам воспитания личности, к-рые он решал в свете своего учения о народности. Нек-рая идеализация патриархальных нравов, признание (в части работ) необходимости развития чувства религиозности как одной из ведущих составных частей воспитания человека и нек-рые др. его взгляды не заслоняют положительных сторон учения о воспитании личности в целом. У. писал: "...Мы смело высказываем убеждение, что влияние нравственное составляет главную задачу воспитания, гораздо более важную, чем развитие ума вообще, наполнение головы познаниями..." (там же, т. 2, с. 431). "Только человек, у которого ум хорош и сердце хорошо, вполне хороший и надежный человек" (там же, т. 9, 1950, с. 122). Самым высоким, пламенным, сильным чувством в человеке, как бы "общественным цементом", связывающим людей в честное, дружное общество, У. признавал патриотич. чувство, к-рое "последним гибнет даже в злодее". Основой и источником воспитания патриотич. чувства У. считал историю и язык народа, его жизнь в настоящем. Трудовой народ, заявлял он, является подлинным защитником Родины, всех её благ и достижений, носителем самых высоких человеческих качеств. Наряду с патриотизмом У. считал важным воспитание честности, справедливости, искренности. Особенно большое значение в формировании личности У. придавал труду. Труд - великое счастье на земле, через труд человек становится человеком. Материальные плоды труда можно отнять, наследовать, купить, но внутренней, духовной, животворящей силы труда нельзя ни отнять, ни наследовать, ни купить, учит У. Следовательно, воспитание должно возбудить и развивать в детях неутомимую жажду труда, привычку и любовь к труду. У. требовал воспитывать в детях сознательную дисциплинированность. Выступая в защиту прав детей, У. писал: "В старой школе дисциплина была основана на самом противоестественном начале - на страхе к учителю, раздающему награды и наказания. Этот страх принуждал детей не только к несвойственному, но и вредному для них положению: к неподвижности, классной скуке и лицемерию" (там же, т. 6, с. 258).

Важным средством нравственного воспитания У. считал личный пример учителя. Это, по его словам, плодотворный луч солнца для молодой души, которого ничем заменить невозможно. По мнению У., школа и семья, разумно организовав процесс обучения и воспитания детей, тем самым сделают излишним применение наказаний и др. "излечивающих" мер. "...Наказания, - писал У., - уже не безвредные гигиенические средства, предупреждающие болезнь или излечивающие ее правильной нормальной жизнью и деятельностью, а лекарства, которые вытесняют болезни из организма другой болезнью. Чем менее нуждается школа или семья в этих, иногда необходимых, но всегда лекарственных и потому ядовитых средствах, тем лучше" (там же, с. 259). Очень осторожно подходил У. также и к мерам поощрения уч-ся. Признавая материальные награды учащимся антипедагогическими, У. большое значение для нравственного развития детей придавал систематическим, заслуженным одобрениям уч-ся со стороны преподавателя и школы. В факторах воспитания руководящая роль, по У., принадлежит учителю. "Многое, конечно, значит дух заведения; но этот дух живет не в стенах, не на бумаге, но в характере большинства воспитателей и оттуда уже переходит в характер воспитанников" (там же, т. 2, с. 29). В воспитании всё должно основываться на личности воспитателя, потому что воспитательная сила изливается только из живого источника человеч. личности. Никакие уставы и программы, никакой искусственный порядок заведения, как бы хитро они ни были придуманы, не могут заменить личности в деле воспитания. У. требует от каждого учителя, чтобы он любил свою профессию, с чувством ответственности относился к этому величайшему всенародному делу и с честью оправдывал великое доверие народа, вручающего ему будущность своего счастья, своей Родины. "...Вверяя воспитанию чистые и впечатлительные души детей, вверяя для того, чтобы оно провело в них первые и потому самые глубокие черты, мы имеем полное право спросить воспитателя, какую цель он будет преследовать в своей деятельности, и потребовать на этот вопрос ясного и категорического ответа", - пишет У. (там же, т. 8, с. 19). Чтобы учитель стоял на высоте своего призвания, он всё время должен учиться.

Пед. система У. оказала благотворное влияние на дальнейшее развитие пед. мысли не только в России, но и у многих нерусских народов. Классик грузинской педагогики Я. С. Гогебашвили, выдающийся арм. педагог Г. Агаян и др. были последователями У. Подлинная оценка заслуг У. стала возможным после победы Октябрьской революции. В СССР внимательно изучается пед. наследие У., издаются и переиздаются его осн. пед. произведения. С 1947 авторам лучших пед. работ вручается учреждённая в РСФСР медаль К. Д. Ушинского.

Соч.: Собр. соч, т. 1 - 11, М.-Л., 1948 - 52; Избр. про- изв., в. 1 - 4, М.-Л., 1946; Избр. пед. соч., т. 1 - 2, М., 1953 - 54; Архив К. Д. Ушинского, т. 1 - 4, М., 1959 - 62.

Лит.: Медынский Е. Н., Великий русский педагог К. Д. Ушинский, М., 1945; Струминский В. Я., Очерки жизни и пед. деятельности К. Д. Ушинского, М., 1960; его же, Основы и система дидактики К. Д. Ушинского, М., 1957; Лордкипанидзе Д. О., Педагогическое учение К. Д. Ушинского, 3 изд., М., 1954; его же, Классик рус. педагогики К. Д. Ушинский, М., 1954; Данилов М. А., Дидактика К. Д. Ушинского, М.-Л., 1948.

Д. О. Лордкипанидзе. Тбилиси.


Источники:

  1. Педагогическая энциклопедия/Глав. ред. И. А. Каиров и Ф. Н. Петров. т. 4. - М.: Советская энциклопедия, 1968. - 912 с. с илл.








© Злыгостева Н.А., Злыгостев А.С., 2007-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://pedagogic.ru/ 'Библиотека по педагогике'
Рейтинг@Mail.ru