Пользовательского поиска




МОНТЕНЬ [Montaigne] Мишель де

Расстановка ударений: МОНТЕ`НЬ [Montaigne] Мишель де

МОНТЕНЬ (Montaigne), Мишель де (28. II. 1533 - 13. IX. 1592) - франц. философ эпохи Возрождения. Родился в богатой просвещённой купеческой семье. Был советником Бордоского парламента, мэром г. Бордо, влиятельным представителем партии "политиков", выступавшей против обеих группировок феодальной реакции (католич. лиги и гугенотов). Его главный труд - "Опыты" ("Essais", 1580 - 1588; рус. пер., М.-Л., 1958 - 60, 3 тт.). Афишируя свой скептицизм, М. уверяет, что это учение о бессилии разума, укрепляющее религию, на деле его скептицизм направлен против религии, схоластики и всего догматич. мировоззрения средневековья. Показывая, что образ жизни феодального общества и все господствующие в нём взгляды покоятся лишь на древности обычаев, на слепом подчинении авторитетам и на привычке, М. требует свободы мысли и призывает свергнуть гнёт авторитетов и общепринятых мнений, представить все вопросы на суд разума. Вера в сверхъестественное, в чудеса, в святых, в прорицания и колдовство, бесчеловечная охота за ведьмами - противоречат разуму и должны быть отвергнуты. Все религии, в т. ч. и христианство, представляют собой вымысел людей и предназначены для того, "чтобы налагать узду на народ и держать его в подчинении". Они всегда приносили вред людям, возбуждая и поощряя в них худшие пороки, фанатизм и нетерпимость.

Мишель де Монтень
Мишель де Монтень

Несмотря на свой скептицизм, М. ратует за подлинную науку, к-рая изучает не книги, а вещи, не поглощена пустыми рассуждениями, а опирается на опыт и на естественное, разумное объяснение фактов. Своеобразие скептицизма М. заключается также в том, что он переплетается с эпикурейскими материалистич. идеями: о том, что дух человека во всём зависит от его тела; что люди, как и "их братья-животные", - дети "нашей матери-природы", объективным законам к-рой подчинено всё во Вселенной. Никакого потустороннего, сверхъестественного мира нет, как нет бессмертия души и воздаяния. Эпикурейской является и этика М., устраняющая связь нравственности с религией и проникнутая бурж. индивидуализмом. Для социальных взглядов М. характерны провозглашение естественного равенства людей, критика сословных и нац. предрассудков.

Гуманисты раннего Возрождения, нападая на схоластику и осуждая оторванное от жизни комментирование канонизированных текстов, сами были поглощены филологич. изысканиями. Авторитет античных авторов был для них непререкаемым. В школах, испытавших на себе влияние гуманистов, занятия сводились к изучению латыни, греч. языка и античной лит-ры. Важнейший порок этой системы М. усматривал в том, что она приучает некритически воспринимать чужие мысли, слепо следовать авторитетам. Такое образование тренирует память, но не развивает ум, учит цитировать, комментировать, но не учит мыслить. Это - книжное образование, чуждое реальной действительности, не дающее знаний, к-рые потребуются уч-ся в практич. жизни, и не воспитывающее их в нравственном отношении. М., считает что образование должно прежде всего развивать ум уч-ся, самостоятельность его мысли, критич. отношение к любым взглядам и авторитетам. Самое главное - привить вкус и любовь к науке. Наставник не должен ничего вдалбливать ученику, а воспитывать в нём критич. отношение к изучаемому материалу, а также к самому себе.

Наряду с развитием ума важнейшая задача образования, по М., - воспитание высоких моральных качеств. Главное препятствие на пути достижения обеих этих целей - узость кругозора. Для устранения этого препятствия необходимо "общение с миром" - встречи с другими людьми и поездки в чужие края. Общаться необходимо не только с образованными людьми, но и с неграмотными "простолюдинами", у к-рых можно многому научиться, т. к. в нравственном отношении они часто превосходят представителей высших сословий. Ученик должен учиться у "...всякого, кого бы он ни встретил - пастуха, каменщика, прохожего; нужно использовать все и взять от каждого по его возможностям..." ("Опыты", кн. 1, М.-Л., 1954, с. 202). Следует внимательно и непредубеждённо изучать образ жизни и образ мыслей различных народов, природу различных стран. Резко выступая против христианской аскетич. этики, М. требует, чтобы уч-ся преподавалась философия, исполненная жизнерадостности и оптимизма.

Программа теоретич. образования, предлагаемая М., включает физику и геометрию, к-рых в коллежах и ун-тах Франции в 16 в. не изучали, и требует освободить от схоластики преподавание всех предметов. Высоко оценивая образовательное и воспитательное значение истории, М. осуждает сведение изучения истории к усвоению дат и имён: пусть учитель "преподает юноше не столько события, сколько уменье судить о них" (там же). М. выдвигает требование уделять физич. воспитанию уч-ся не меньше внимания, чем его умственному развитию. В программу школ должны войти бег, борьба, верховая езда, фехтование.

Добиваясь радикального изменения содержания работы школы, М. выступает против жестокости режима средневековых школ: "...ведь это настоящие тюрьмы для заключенной в них молодежи... Зайдите в такой коллеж во время занятий: вы не услышите ничего, кроме криков - криков школьников, подвергаемых порке, и криков учителей, ошалевших от гнева. Можно ли таким способом пробудить в детях охоту к занятиям, можно ли с такой страшной рожей, с плеткой в руках руководить этими пугливыми и нежными душами?" (там же, с. 215). В школе должен царить дух доброжелательного отношения к детям, к-рым пребывание в ней должно доставлять радость. Необходимо так поставить преподавание, чтобы учение было интересным и даже увлекательным. Надо использовать игры и развлечения детей для воспитания. В деле воспитания всякое насилие вредно: не достигая цели, оно унижает достоинство уч-ся и прививает ему рабскую психологию. Задача образования - помочь ученику выработать собственные убеждения. "Его воспитание, его труд, его учение служат лишь одному: образовать его личность" (там же, с. 196). М. считает, что добиться морального и интеллектуального развития ученика можно лишь относясь с чуткостью и уважением к личности ученика, предоставляя ему самостоятельно проявлять заложенные в нём задатки, склонности, способности. М. требует выявления индивидуальных особенностей личности ученика и отыскания того особого подхода, к-рого требует своеобразие каждой детской личности. Особенно важное значение он придаёт занятиям, к-рые ведутся с учащимися "...не на слух, но путем опыта, направляя и формируя их души не столько наставлениями и словами, сколько примерами и делами..." (там же, с. 184 - 85). Моральные качества учителя, к-рый должен воспитывать личным примером, важнее, чем его познания.

Характерно, что М. нигде не упоминает о религиозном воспитании. Пед. идеи М. оказали большое влияние на последующее развитие пед. мысли.

Соч. в рус. пер.: Опыты, кн. 1 - 3, М.-Л., 1960.

Лит.: Богуславский В. М., "Опыты" Мишеля Монтеня, "Вопр. философии", 1956, № 6; его же, У истоков французского атеизма и материализма, М., 1964; Коган-Бернштейн Ф. А., Мишель Монтень и его "Опыты", в кн.: Монтень М., Опыты, кн. 1, 3 изд., М.-Л., 1960; Wolff М., Les maitres de la pensee educatrice, t. 1, P., [1928]; Willey P., Les sources et l'evolution des Essais de Montaigne, t. 1 - 2, P.,1933; Lansоn G., Les Essais de Montaigne, P., [1937].

В. M. Богуславский. Москва.


Источники:

  1. Педагогическая энциклопедия/Глав. ред. И. А. Каиров и Ф. Н. Петров. т. 2. - М.: Советская энциклопедия, 1965. - 912 с. с илл., 5 л. илл.








Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru