Пользовательского поиска




Воспитание детей в Америке

-

(Спок Б. О воспитании детей.М.,1998)

Я считаю, что в нашей стране (США) больше стрессов, чем в любой другой, хотя мы легко могли бы их избежать. Мы не особенно страдаем от бедности, так как большинство из нас живут более обеспеченно, чем люди в других странах, и это материальное благополучие в некотором роде приглушает в нас чувство сострадания. Так почему же мы нервничаем? Для начала следует понять, что мы потеряли источник уверенности и определенности, на который возлагали свои надежды наши предки еще несколько поколений назад. И мы даже не осознаём, что мы потеряли.

Тогда очень многое во Вселенной казалось таинственным, известным только Богу. Большинство из нас чувствовали себя. его творениями, были уверены, что созданы по его образу и подобию, и считали, что каждый час нас направляет забота Провидения. Сегодня наука, как кажется, объяснила многое, что раньше принадлежало сфере религиозного толкования, но ученые слишком слабы, чтобы управлять жизнью простых смертных. Что еще хуже, они свели представление о жизни человеческой личности к существованию биологических и психологических организмов, немного более сложных, чем животные, приспосабливающиеся к разнообразным условиям среды. Таким образом, мы не можем должным образом осознать значительность нашей индивидуальности.

Раньше люди жили вместе либо рядом со своими родственниками, одной семьей. Молодые пары всегда могли получить подсказку или помощь в воспитании детей, при финансовых трудностях или материальных проблемах, в случае болезни; да и няньки всегда были под рукой. Это добавляло уверенности – вряд ли стоит с этим спорить. Сегодня мы жалеем людей, которые живут с кем-либо из родителей («Бедные Дженкинсы, им пришлось взять к себе ее маму, теперь они живут вместе»).

Большинство американцев когда-то жили в маленьком, тесно сплоченном обществе, где все друг друга знали и могли рассчитывать на поддержку соседей. Они, в свою очередь, тоже чувствовали обязанность помогать другим, а также считали обязательным участвовать во всех общественных событиях. Сейчас молодожены стремятся в большие города, где больше шансов получить достаточно престижную работу. Но там они могут надеяться только на себя, а поэтому чувствуют себя одинокими. Они склонны часто переезжать с места на место. Это существование лишено опоры, корней. Мы считаем его естественным и само собой разумеющимся, но оно, безусловно, отрицательно сказывается на воспитании детей.

В половине семей, имеющих детей дошкольного возраста, матери, так же как и отцы, работают вне дома. Какой бы ни была причина, побуждающая их к этому – финансовая или психологическая, –у них есть право и на работу, и на карьеру. Однако, к сожалению, в нашей стране проблема высококвалифицированных нянь и домработниц еще не решена.

Уход за детьми в семьях со скромным доходом должен быть оплачен государством или промышленным предприятием, но правительство говорит, что не может этого себе позволить. Таким образом, дети в огромном количестве семей находятся практически без присмотра, что скажется в дальнейшем на их развитии.

Напряжение в нашем обществе легко обнаружить по высокому уровню разводов, который, например, за последние 15 лет удвоился. После развода и у детей, и у обоих родителей страдания длятся по крайней мере два года. Потом возникают трудности при адаптации в новой семье, которые продолжаются много лет. И нельзя представить себе, что это такое, пока вам не доведется испытать их на себе, как пришлось мне. По данным современных исследований, к середине 90-х годов XX в. в США было больше семей с отчимами и мачехами, чем обычных. В первый раз традиционная семья остается в меньшинстве.

Частые разводы нередко объясняются слишком коротким периодом общения молодых до брака и браком в раннем возрасте. Я подозреваю и другую причину. Многие юные американцы очень избалованы родителями, они всегда могли себе позволить все, что бы ни захотели, включая машину в подарок на шестнадцатилетие (я знаю несколько таких семей). Это гораздо больше, чем то, что ожидает молодежь в других индустриально развитых странах.

Кроме того, деньги легко заработать. Да и учеба в большинстве высших школ и университетов США дается молодежи несравненно легче, чем в других странах. Иными словами, молодые люди имеют возможность получить практически все, что они хотят, и без особых усилий. И к браку они относятся исключительно как к источнику всевозможных наслаждений. Они не осознают (а их родители никогда не говорят им об этом), что семья похожа на сад, который надо постоянно возделывать, чтобы он приносил плоды.

Человеческий род от природы способен получать огромное удовлетворение, создавая полезные и красивые предметы: посуду, инструменты, одежду, украшения – для себя или для продажи. Однако принцип «сборочного конвейера», который применяется сейчас на фабриках и в офисах, гораздо эффективнее, но он лишил миллионы людей удовлетворения от работы и свел смысл того или иного занятия к одному – зарабатыванию денег. Рабочие на промышленных предприятиях как в Европе, так и в США жалуются на скуку и на напряжение от «бессмысленности» и однообразия своих действий.

Наше общество – общество жесткой конкуренции. Детей сравнивают друг с другом в семье и школе, чтобы побудить их к достижению лучших результатов. Некоторые родители записывают детей на курсы, в вечерние школы музыки и танцев, гимнастики либо отправляют их в специальные лагеря по изучению компьютеров, тенниса или американского футбола. При занятиях спортом чувство радости сведено к минимуму – все внимание сосредоточено на совершенствовании мастерства и стремлении выиграть любой ценой.

Самый нелепый пример всевозрастающего духа конкуренции – это попытка делать из детей «вундеркиндов», обучая их в возрасте одного года узнавать Бетховена на портрете или читать в возрасте двух лет, хотя никто пока не смог доказать эффективность так рано развившихся навыков. (Слава Богу, мы еще не достигли той степени давления на детей, которая существует в Японии, где число детских самоубийств шокирующе высоко: дети в начальной школе совершают самоубийства от страха, что их оценки не понравятся взрослым.)

Уже во взрослом возрасте среди удачливых исполнительных работников наблюдается высокий процент больных язвой желудка. Эти люди часто пренебрегают своими родительскими и супружескими обязанностями в погоне за успехом – они стремятся попасть на самый верх и там остаться. Часть проблем в Америки вызвана тем, что наше общество исключительно материалистично. В других странах практицизм тоже играет немаловажную роль, но там материализм уравновешивается дополнительными духовными ценностями: обязанностью служить Богу (как в Иране), или служить семье, часто жертвуя личными интересами (как в европейских странах), или служить нации (как в Израиле).

Так, уровень самоубийств среди подростков в Америке за 20 лет увеличился в четыре раза. Главная причина, думаю, состоит в том, что молодые люди не имеют достаточно сильных убеждений, которые могли бы поддержать их в этот тяжелый, полный стрессов период.

Мне также кажется, что США – самая жестокая в мире страна по части убийств в семье, изнасилований, надругательств над женами и детьми. Домашнее насилие – одновременно и выражение, и причина кипящих страстей во многих семьях. Наше общество всегда было грубым, легко превращаясь в бесчеловечное, как в нашем обращении с коренным населением Америки, рабами и с каждой новой волной иммигрантов. Сейчас жестокость, показываемая по телевидению и в кинотеатрах, умножает нашу бесчеловечность. Научно доказано, что каждый раз, когда ребенок или взрослый смотрит на насилие, это делает его хотя бы немного более жестоким. Было подсчитано, что средний американский ребенок до восемнадцати лет наблюдает сцены убийств 18 000 раз. Это не значит, что ребенок, воспитанный добрыми родителями, обязательно превратится в убийцу, но каждый так или иначе, в большей или меньшей степени «направляется» в эту сторону.

Потом – страх перед гибелью в ядерной войне, которую половина американцев ожидает в самом ближайшем будущем, но мало кто из них предпринимает какие-либо политические шаги с целью ее предотвращения. Эти страхи объяснимы. Каждый президент дает обещание начать разоружение, но потом находятся оправдания, и смертоносные ракеты выпускаются снова и снова, 60 – 70 процентов населения выступает за полное, настоящее разоружение, считая, что гонка вооружений не принесла уверенности в будущем, а только наоборот. Мне кажется очевидным, что разоружение – наша единственная надежда на возможность повернуться лицом к проблемам детского и пенсионного возраста. Мне также понятно, что правительство – президент и Конгресс – не могут разоружаться по многим причинам: политическая и финансовая сила производителей оружия, бесконечная ненасытность Пентагона, страх большинства депутатов быть обвиненными своими политическими оппонентами в пренебрежительном отношении к национальной безопасности и т. п. Поэтому я думаю, что разоружения могут добиться только простые граждане – голосованием и давлением на политические структуры. Но пока только небольшой процент тех, кто верит в разоружение, активизировались и апеллируют к общественному сознанию.

У нас есть и другие причины для психологического напряжения, которые очевидны. В отличие от Канады и большинства европейских стран наше здравоохранение, оплачиваемое социальными страховками и налогами, на недостаточно высоком уровне. Большинство домов находится в ветхом состоянии, и только преуспевающие могут позволить себе содержать дом в приличном виде. Для людей с небольшим доходом практически невозможен отдых. Борьба с дискриминацией меньшинств и женщин только-только началась.

Я составляю этот список стрессов и ужасов не для того, чтобы испугать вас. Я верю, что вместе мы сможем решить эти проблемы, при условии, что мы их знаем. Мои предложения решения этих проблем основываются на двух главных принципах: воспитание детей и политическая активность.

Как по-другому воспитывать детей?

Я уверен, что мы должны воспитывать наших детей, не стимулируя их желание быть только первыми. Следует абсолютно отказаться от сравнения одного ребенка с другим, будь то в школе или дома. Никаких оценок и поощрений! Пусть гимнастика станет прежде всего забавной игрой, и пусть дети и подростки занимаются сами, без вмешательства взрослых.

Вместо того чтобы воспитывать детей, ставя перед ними как самую важную цель вырваться вперед, я думаю, нам следует вдохновлять их идеалами взаимопомощи, сотрудничества, добра и любви. Не следует проповедовать эти нравственные ценности с мрачным и непреклонным видом. Самым действенным средством послужит пример родителей. Людям, которых воспитывали в атмосфере любви, нравится помогать другим, это доставляет радость и детям, и взрослым.

С двух лет дети хотят накрывать на стол. Им можно позволить раскладывать небьющиеся предметы. При этом не забудьте похвалить их труд, скажите также, что скоро вы разрешите ставить на стол и тарелки. Однако, если они забудут вам помочь, не отчитывайте их. Постарайтесь вежливо им напомнить, как бы вы напоминали об этом другу, что вам необходима их помощь. (В наших детских садах персонал рассчитывает, что именно дети должны поддерживать чистоту и порядок: убирать игрушки, помогать накрывать па стол, вытирать пыль.) Подростки же могут добровольно помогать в больницах или давать частные уроки младшим школьникам.

В школах тоже следует отменить оценки. (Я сам преподавал в медицинском колледже, где не было оценок, и обучение проходило успешно.) Оценки настраивают каждого учащегося против остальных. Они отучают ребенка думать; вместо этого прививается навык бессмысленно заучивать сказанное учителем или написанное в учебнике. Цель любого обучения – воспитать личность, готовую к трудовой, гражданской, семейной деятельности. Ее можно достичь, побуждая к размышлению, действиям, чувствам, экспериментаторству, ответственности, инициативности, решению проблем и созданию чего-либо.

Я надеюсь, что родители уже давно поняли, что физическое наказание не делает детей послушными. Это мнение в наше время не может вызывать сомнений. Конечно, каждому знакомо желание дать подзатыльник, если, например, ваш ребенок у вас на глазах намеренно ломает дорогую вам вещь. Но на земле есть такие места, где ни одному взрослому никогда не случалось ударить ребенка. Я знаю лично или по работе многие семьи, где родители никогда не поднимали руку на ребенка (другими словами, не наказывали и не унижали его), и тем не менее дети были идеально послушны и вежливы. Дети всегда стремятся быть взрослыми и ответственными.

Когда умный руководитель хочет добиться от своего подчиненного нужного результата, он не подходит к нему и не дает ему звонкую пощечину. Он зовет его в свой кабинет и объясняет, как бы он хотел, чтобы та или иная работа была сделана; в большинстве случаев подчиненный старается сделать работу лучше. Дети реагируют точно так же, если к ним обращаться с уважением.

Физическое наказание никогда не позволит вам достичь желаемого результата. Ваши дети превратятся в задир; если даже они и будут слушаться вас, то только из страха. Было бы гораздо лучше, если бы они выполняли ваши желания и просьбы, потому что они вас любят и хотят сделать вам приятное, а став взрослыми – быть на вас похожими. Я твердо убежден, что детям нельзя разрешать смотреть на насилие по телевизору или в кино, в театре, даже в мультфильмах. Я бы также перестал дарить детям ружья и другие военные игрушки, хотя и не придавал бы большого значения игре «в войну», когда ребенок воображает, что палочка в его руках–настоящее ружье, и громко кричит: «Та-та-та».


Источники:

  1. Поликарпов В.С. Закат Америки - Таганрог.: Издательство ТРТУ, 1999.








Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru