Пользовательского поиска




12.10.2011

Школьные конфликты решит медиатор

В скором времени в российских школах появится новая специальность — медиатор или посредник при улаживании конфликтов. Правда, пока только в порядке эксперимента. Новых ставок в штатное расписание вводить не будут — приемам медиации обучат уже работающих учителей. Хотя для большего эффекта такой тренинг не мешало бы пройти детям и их родителям.

Школьные конфликты решит медиатор
Школьные конфликты решит медиатор

То, что современная школа — весьма агрессивная среда — известно даже тем, кто давно уже получил аттестат зрелости. Один из недавних случаев, вызвавший громкий резонанс: учитель труда ударил старшеклассника в питерской школе. Приятель пострадавшего снял происходившее на видео, и сюжет появился в интернете.

Начальство педагога отреагировало быстро и предсказуемо. Чтобы замять конфликт, учителя немедленно уволили. Позднее, правда, выяснилось, что ученик долгое время провоцировал учителя на жесткие меры, а зрители увидели только концовку конфликта. Так что видеокамера под рукой оказалась вовсе не случайно.

Понятно, что в такой ситуации может оказаться практически каждый преподаватель или ученик. И как им защитить себя в случае психологического насилия и провокации? Развесить по всей школе видеокамеры, фиксирующие каждый жест и слово, — слишком затратно. Как говорится, есть способ лучше — школьная медиация.

Слово "медиация" пока еще не слишком известно, хотя с января 2011 в силу вступил закон, позволяющий улаживать бытовые, гражданские, коммерческие конфликты именно с помощью посредника — медиатора. В Центре медиации и права, ставшем инициатором закона и разработавшем его проект, предложили использовать данный метод там, где конфликты случаются постоянно — в школе.

По словам научного консультанта центра Марины Хазановой, психотерапевта с многолетним стажем, когда она впервые познакомилась с этой технологией, она показалась ей почти чудом — настолько эффективно работает. "83 процента конфликтных ситуаций успешно улаживаются с помощью медиации, 85 процентов детей говорят, что они удовлетворены таким решением и почти 90 процентов участников конфликтов подтверждают, что они исполняют достигнутые договоренности", — говорит Марина Хазанова.

При этом она подчеркивает, что между психотерапией и медиацией большие различия: психотерапевт, как правило, констатирует проблему и иногда ставит диагноз. То, что делает медиатор, легче объяснить путем отрицания. Он не дает советы, не подталкивает к тому или иному решению, а главное — не ставит оценок по принципу "хорошо — плохо", "прав — виноват". Тем более, что однозначно правых и виноватых, как правило, не бывает. Его задача, оставаясь абсолютно нейтральным, донести до оппонентов точку зрения противоположной стороны.

Происходит это примерно так: ученик в присутствии родителей и тех, кого он хочет пригласить — учителей или сверстников — излагает свое видение конфликта медиатору. Тот, не "включая" эмоциональную оценку, передает квинтэссенцию сказанного другой стороне конфликта. Потом, соответственно, таким же образом выслушивает ее. Нейтральность медиатора по отношению к ситуации — пожалуй, главный момент. "Нам кажется, что главное условие психологической безопасности — это когда не ругаются и не дерутся. На самом деле, может быть, гораздо важнее для человека — отсутствие оценок того, что он делает. А для школы это почти нереально", — говорит Марина Хазанова.

Действительно, мы постоянно выставляем оценки окружающим нас людям. И главным критерием служит то, как они ведут себя по отношению к нам. При этом редкий человек в состоянии задуматься и осознать — то, что может быть "плохо" для нас, вполне "нормально" или даже "хорошо" для того, кто это делает. И почему он в этом случае должен менять свое поведение? Только потому, что нам так хочется? Когда перестаешь оценивать весь окружающий мир с позиции "хорошо — плохо" и навешивать ярлыки на каждое явление, жить становится гораздо легче. В общем, получается, главный секрет медиации — услышать и понять другого человека, а иногда и самого себя.

По словам Цисаны Шамликашвили, президента Центра медиации и права, люди часто идут в суд только из желания наказать другого человека, не понимая, что тем самым еще больше углубляют конфликт и наказывают в том числе и себя. А Марина Хазанова вспоминает недавний случай, когда ее в качестве медиатора пригласили в одну из московских школ разрешить непростую ситуацию между преподавателем и старшеклассницей. Оказалось, что длившийся несколько месяцев конфликт вполне можно уладить за полтора часа, причем так, что обе стороны окажутся довольны.

С нового года в нескольких московских и региональных школах, по согласованию с Министерством образования, пройдут пилотные проекты по применению методов медиации. Важно, что новых ставок для этого не потребуется. Тех учителей, кто выскажет такое желание, обучат на специальных тренингах. Учеба будет основана главным образом на ролевых играх и примерах из жизни.

В тех школах, где уже работали медиаторы, как правило, уровень агрессии снижается. И в первую очередь у взрослых. Потому что по мнению специалистов, одна из главных причин конфликтов в школьной среде — психологическая неустойчивость преподавателей из-за всевозможных внешних факторов.

Если учитель получит в руки такой инструмент, который позволит ему не просто решать конфликты, а вовсе избегать их, жить станет легче и ему самому, и окружающим его людям — детям в первую очередь. Во всяком случае, у судей, прошедших обучение методам медиации, становится в десять раз больше мировых соглашений.

Светлана Сметанина


Источники:

  1. pravda.ru








Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru