Пользовательского поиска




03.10.2007

Больше половины российских школьников стали совмещать работу с учебой

Осенью в Госдуме будет рассмотрен законопроект, обязывающий компании предоставлять несовершеннолетним от 2–4% от числа рабочих мест. Закон должен коснуться компаний, штат которых превышает 100 человек. Российские школьники ликуют: теперь проблема безработицы будет решена. Ведь даже в Москве на место нередко претендуют до пяти подростков.

Мойщик автомобилей
Мойщик автомобилей

В регионах ситуация стоит еще более остро: там в поисках работы находятся до 60% школьников. Для их семей деньги, которые ребята приносят в дом, – единственный способ выжить. Всего же совмещают работу с учебой в стране порядка 1,5 млн. подростков. Между тем экспертов пугает стремление подростков побыстрее начать карьеру. По данным ЮНЕСКО, сегодня в нашей стране не посещают школу около 2,5 млн. детей, причем 60% из них – из-за постоянной работы.

Российский Трудовой кодекс разрешает подросткам устраиваться на работу уже с 14 лет. Правда, рабочий день маленьких карьеристов не должен превышать двух часов. В 15–16 лет уже можно трудиться до 20 часов в неделю. Этой возможностью сегодня хотят воспользоваться все больше школьников. По данным фонда «Общественное мнение», количество подрабатывающих подростков увеличилось в среднем на 10–12%. Причем если раньше дети работали в основном летом, то теперь и после первого сентября они не оставляют насиженных мест.

В Москве и Санкт-Петербурге психологи и педагоги уже заговорили о настоящей моде на раннее построение карьеры. «У нас подрастает поколение настоящих трудоголиков, – рассказала «НИ» подростковый психолог Ирина Зайцева. – Большинство старшеклассников убеждены, что главное в жизни – это материальное благополучие и профессиональный успех. В сериалах, фильмах, рекламе культивируется идея «раннего старта», полной независимости от родителей. Следуя примеру любимых героев, подростки и осаждают кадровые агентства».

Ученику московской школы № 1290 Игорю Зорину сейчас 14 лет. Он работает программистом – налаживает Интернет в районе, чинит компьютеры, меняет системы, расширяет память жестких дисков. Его средний ежемесячный доход составляет порядка 25 тыс. руб. «Сначала мы были резко против: как 14-летний мальчик может самостоятельно зарабатывать деньги и параллельно с этим учиться в школе?! – поделилась с «НИ» мама мальчика Алина Зорина. – Но Игорь уверил нас, что справится. И действительно справился: сейчас ему интересно работать, он хорошо учится, к тому же через 3 года он будет поступать в университет по специальности IT, и подобного рода практика ему не повредит. Хотя своего ребенка мне иногда очень жалко: он ложится спать в 2 часа ночи, встает в 7 утра, даже пообедать часто не успевает».

Студентка 1-го курса факультета журналистики МГУ Евгения Добрянская с 9-го класса работает в СМИ. Оканчивать школу девочке пришлось экстерном – в 11-м классе она уже работала в штате одной из столичных газет, о чем сейчас ничуть не жалеет. «Перед поступлением на журфак я уже имела представление о том, что меня ждет, – рассказала «НИ» Евгения. – У меня уже был небольшой опыт, мне было легче проходить собеседование. В среднем я зарабатывала порядка 10–15 тыс. руб. в месяц, но работала, как большинство моих знакомых, не ради денег. Это было действительно интересно».

Но так везет далеко не всем. Большинство школьников зарабатывают свои первые деньги курьерами, промоутерами, расклейщиками объявлений, наборщиками текстов, продавцами и официантами. Зарплата небольшая – 4–5 тыс. рублей. Но и за ней выстраивается очередь соискателей. «Мы стараемся не брать на работу школьников, но они готовы на все, – рассказала «НИ» менеджер сети столичных кофеен «Кофеин» Марина Назарова. – Ежемесячно к нам приходят более 20 подростков в возрасте от 14 до 16 лет, желающих устроиться на работу. Брать всех мы, конечно, не можем». Значительно больше платят в офисах: на должностях секретарей и помощников администраторов. Но конкурс на эти вакансии огромный: доходит до 5–7 человек на место. Похожая ситуация и в Санкт-Петербурге. За полгода в молодежный центр занятости «Выбор» при центре занятости Центрального района обратились 837 подростков, из них нашли работу 391.

Те, кто не может устроиться официально, устраиваются нелегально. «Подавляющее большинство детей у нас сейчас работает неофициально, – рассказал «НИ» президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков. –

В лучшем случае, легально оформляют каждого десятого подростка. Для этого нужно разрешение родителей и справка из инспекции по делам несовершеннолетних. Все это слишком муторно и заканчивается, как правило, плачевно. Ребята работают больше, чем им положено по Трудовому кодексу, а зачастую остаются вообще без зарплаты».

Ученик 11-го класса математической гимназии №444 Николай Щербин устроился работать официантом в одно из московских кафе. Потрудившись 8 недель младшим помощником официанта, ученик не получил ни копейки. «Виноват в этом исключительно я, – поделился с «НИ» Николай. – В первый месяц я разбил несколько подносов с посудой – не удержал на лестнице равновесие. Ущерб составил порядка 6 тыс. руб., а это и есть вся моя зарплата. А в следующем месяце меня 3 раза оштрафовали за хамство».

Но это еще полбеды. Подростки – лакомый кусочек для криминальных структур. «Фирмы пользуются неопытностью ребят, – пояснил «НИ» председатель комиссии по образованию Мосгордумы Евгений Бунимович. – Например, устроится школьник работать курьером, попросят его передать конверт, а ведь неизвестно, что в нем лежит. Подростки рискуют попасть в неприятную ситуацию. Их могут не только обмануть и не заплатить, но и втянуть в криминал – наркотики, оружие, даже уголовщина. Рынок труда сейчас слишком непрозрачен, чтобы идти туда работать в 14–15 лет».

В регионах картина такая же. Только условия более жесткие. «В провинции ребята вынуждены просто выживать, – пояснил «НИ» Сергей Комков. – Там они идут работать, чтобы помочь родителям, которые не могут трудоустроиться. Дети в регионах становятся кормильцами семьи, они работают по 12–15 часов в сутки, чтобы купить себе зимнюю одежду или дополнительную школьную литературу. К тому же подрабатывают подростки в столицах и деревнях по-разному: секретари, курьеры и официанты в провинции не требуются, поэтому там ребята вынуждены красить заборы и разгружать вагоны. Да и зарплаты там по московским меркам просто смешные».

17-летний Александр Кузнецов из Пятигорска во время учебы подрабатывает грузчиком, чтобы не висеть на шее родителей «мертвым грузом». «Мне очень стыдно просить деньги у матери на мелкие расходы, потому что знаю: они ей очень тяжело достаются, – рассказал Александр корреспонденту «НИ» в Ставропольском крае Артуру ИНДЖИЕВУ. – Поэтому вот уже 3-й год зарабатываю сам – на еду, одежду, корм для домашних животных». 16-летняя Катя из Рязани работает уже полтора года, передает собкор «НИ» Зоя МОЗАЛЕВА. Мама работает на рынке, папа ездит по стройкам. Точнее, ездил – инфаркт на долгое время сделал его безработным. Вот и пришлось Кате найти себе занятие по возможностям – сейчас она убирает подъезды. Оформлены документы на маму, а выполняет работу ученица. На ней три 9-этажных дома, в каждом из которых – не меньше 5 подъездов. Ежемесячно девочка получает около 1,5 тыс. руб. У ее соседа Саши, который учится в шестом классе, способ заработка другой – он красит ограды для могил. Покраска одной ограды – 100 рублей. Работа трудоемкая, требующая тщательности – надо, чтобы все было аккуратно прокрашено. В Краснодаре ребята в основном работают на фермеров, передает собкор «НИ» в регионе Сергей ПЕРОВ. Они убирают за скотиной, копают грядки. За свои услуги ребята берут немного: тарелку супа, поношенные вещи.

Теперь ситуация может измениться. Законопроект, обязывающий брать на работу несовершеннолетних, – от 2 до 4 процентов от числа рабочих мест, планируют рассмотреть осенью в Госдуме. Новые правила, по задумке депутатов, коснутся организаций численностью более 100 человек. Школьники убеждены, что это решит все их проблемы. Впрочем, эксперты придерживаются другого мнения. «Практика показывает: ребята с головой уходят в работу, забывая про домашние задания и списки литературы, – рассказала «НИ» преподаватель русского языка и литературы столичной школы №309 Серафима Петровская. – В итоге школьники не поступают в вузы, опять устраиваются работать, и карьерный рост оказывается для них очень сомнительным. Высоких зарплат сегодня без высшего образования не дождешься. Получается своеобразный замкнутый круг: школьники работают в учебное время, вынуждая тем самым и своих будущих детей трудиться в 14–15-летнем возрасте, чтобы обеспечить семью».

Елена Фокина, выпускница гимназии №1748, весь прошлый год работала промоутером – раздавала на улицах рекламные листовки. В то время, когда ее одноклассники ходили на подготовительные курсы в вузы и повторяли школьную программу, Елена тратила свою первую зарплату в модных магазинах и дорогих кафе. «На протяжении всего 11-го класса я была уверена, что поступлю в престижный вуз без подготовки – у меня с 5-го класса были отличные оценки, – поделилась с «НИ» Елена. – Но получилось так, что с первого раза покорить Воробьевы горы мне не удалось: я продолжала работать и летом, невзирая на вступительные экзамены. В итоге не поступила, потому что на один из экзаменов не пришла из-за очень выгодного предложения от работодателя. А сейчас уже обстоятельно готовлюсь в вуз, хотя понимаю, что делать это надо было в прошлом году».

«Беда в том, что за посещаемостью в российских школах никто не следит, – рассказал «НИ» г-н Комков. – Ни в Административном, ни в Уголовном кодексах не предусмотрена ответственность руководства школ или родителей за то, что ребенок не ходит в школу. За границей взрослых могут посадить в тюрьму, если их ребенок не учится. У нас же они остаются безнаказанными. Вот и получается, что в России 2,5 млн. детей не посещают школу. Больше половины из них – из-за работы».

Учеба это еще не все. Ранний карьерный старт мешает детям гармонично развиваться. «Ребята постоянно переутомляются, у них ухудшается зрение, появляются нервные расстройства, – рассказал «НИ» педиатр Андрей Ковалев. – Работающие школьники находятся в состоянии перманентного цейтнота: они не успевают дочитать книжку, доделать работу, пообщаться с друзьями. Как следствие – эмоциональные срывы, истерики и частые обмороки. А в будущем это перерастет в серьезные психозы, которые часто, увы, не лечатся». Кроме того, постоянное общение со взрослыми в неформальной обстановке приводит к тому, что ребята начинают рано пить и курить.

С педиатрами солидарны и психологи: ребенок должен оставаться ребенком как можно дольше. И пока есть возможность не работать, то лучше ее использовать. «У каждого человека есть индивидуальный биологический возраст: некоторые ребята в 15 лет могут ощущать себя на все 35-40, но это неправильно, - рассказала «НИ» психолог Яна Богушева. – Быстрое взросление обязательно скажется на психическом состоянии этих школьников через какое-то время. Они будут очень некомфортно себя чувствовать и ощущать, что силы исчерпаны. Детский организм не всегда готов к таким нагрузкам, поэтому он быстро себя изнашивает. И «пенсионный» возраст у таких ребят наступает, соответственно, раньше – не в 60 лет, а в 45–50».

КАРИНА НАРАЕВСКАЯ, НИНА ВАЖДАЕВА


Источники:

  1. Новые Известия








Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru