Пользовательского поиска




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Половая потребность и половое поведение

У каждого нормального человека есть данная природой потребность в продолжении рода. Однако в отличие от животных проявления этой потребности, деятельность, направленная на ее удовлетворение, утрачивают свой исключительно биологический характер и приобретают большой социальный смысл и значение. Отношение мужчины к женщине есть один из важнейших показателей того, в какой мере конкретный человек может рассматриваться как полноценное социальное существо, "на основании этого отношения, - писал К. Маркс, - можно, следовательно, судить о ступени общей культуры человека" (Маркс К., Энгельс Ф. Из ранних произведений. М., 1956, с. 587).

Как и каждая потребность, половая потребность должна рассматриваться в двух аспектах: во-первых, это потребность, присущая человеку постоянно, и, во-вторых, это конкретное потребностное состояние, ощущаемое как половое желание, побуждающее его к определенного рода деятельности, служащей удовлетворению этой потребности, и в результате ее удовлетворения на время исчезающее.

Объектом половой потребности для представителей мужского пола является представитель женского пола, обладающий определенными специфическими качествами, во-первых, вообще свойственными женскому полу, и, во-вторых, индивидуальными. В наиболее элементарном рассмотрении моментом удовлетворения половой потребности является специфическое физиологическое ощущение, возникающее при половом акте. Достижение этого ощущения временно устраняет потребностное состояние и прекращает деятельность, приводящую к его достижению. Следует подчеркнуть принципиальный момент - ощущение, достигаемое при половом акте, не есть эмоция. Это специфическое, физиологическое явление, результат половой деятельности в ее наиболее элементарном понимании. Эмоции же, связанные с половыми отношениями, представляют собой явление значительно более высокого уровня. Специфически половые эмоции есть выражение определенной ступени духовного развития мужчин, и они в должной мере выражены далеко не у каждого.

По мере развития человека как личности, по мере его духовного обогащения происходит развитие и обогащение половой потребности.

Хотя сам потребностный цикл (возникновение потребностного состояния; деятельность, служащая его разрядке, временному устранению; собственно удовлетворение, закрепляющее наиболее эффективные формы этой деятельности) и остается во всех своих структурных элементах неизменным, происходит развитие и обогащение каждого из них.

Объект половой потребности. На элементарном уровне это может быть любая женщина, обладающая типичными для женского пола физическими особенностями. Для наименее развитых в культурном отношении мужчин, а также и для некоторых из них, находящихся в состоянии алкогольного опьянения, этого вполне достаточно; момент выбора здесь практически отсутствует, а определяющее значение приобретают соображения доступности. На более высоком культурном уровне развития мужчины уже не всякая женщина может быть для него значимым объектом в плане удовлетворения половой потребности.

Такая избирательность подразумевает сначала определенные внешние качества, а затем как внешние, так и внутренние, душевные.

Тот факт, что развитие половой потребности происходит от наиболее примитивного, элементарного уровня ко все более высокому уровню, предполагает не отмену нижележащих уровней, а включение их во все усложняющуюся систему отношений, в которой даже самые элементарные половые действия приобретают новое значение, выступают в новом системном качестве. Именно поэтому сами по себе душевные качества женщины не могут возместить для мужчины недостаток необходимых физических качеств. Последовательное сужение круга возможного выбора, вплоть до того, что лишь одна какая-то женщина становится для данного мужчины значимым объектом удовлетворения половой потребности, и есть важнейший атрибут любви как высшее проявление этой потребности, и вместе с тем оно есть убедительное выражение социальных влияний на половое поведение. Дальнейшим развитием половой потребности является выработка идеала женщины, к которому мужчина стремится. Разумеется, этот идеал должен все же иметь вероятные, реальные качества и не превращаться в чистую абстракцию.

Именно концентрация всей деятельности, побуждаемой половой потребностью, на одном объекте и есть важнейшая характеристика любви. Как отмечал П. П. Блонский, "любовь ограничивает половое влечение в объеме, концентрируя его на одном лице, тогда как голое половое влечение без любви может быть направлено на многих...". Однако одним этим моментом сущность любви не исчерпывается.

Одно время в различных аудиториях широко дискутировался вопрос о том, что такое любовь и что такое дружба, хотя, кажется, определенных результатов при этом достигнуто не было. Прежде всего, любовь - это форма отношения человека к чему-либо (не только к другому человеку), избирательное тяготение и избирательное сосредоточение душевных сил, психической активности, концентрация их на одном объекте, захватывающие личность целиком или существенную ее сферу. При этом любовь выделяет свой объект в качестве единственно возможного вообще или в течение продолжительного времени в своем классе объектов; наряду с половой любовью может быть и любовь неполовая (хотя и имеющая конкретные черты в зависимости от того, кто любит - мужчина или женщина, а также от индивидуальных их качеств). Есть любовь к Родине, есть любовь к матери, есть любовь к женщине (то есть собственно половая любовь). Все эти разновидности любви объединяются главным - единственностью объекта и сосредоточением, концентрацией на нем душевных сил, психической энергии, стремлением сделать для него максимум хорошего. Именно поэтому любовь является одной из величайших ценностей, а способность любить - одним из важнейших качеств человека.

Есть и другие важные виды любви, например любовь к каким-либо занятиям, к определенным предметам, хотя здесь любовь снижается до уровня предпочтения.

Дружба - это форма взаимоотношения. Она отличается от любви целым рядом важных свойств. Во-первых, дружба имеет направленность на другого человека. Другого человека, вообще говоря, можно любить, можно с ним дружить, а может быть и то, и другое вместе. Но с Родиной дружить нельзя - ее можно только любить. Нельзя дружить и с какими-либо предметами, хотя любить их можно.

Второе отличие: дружба обязательно предполагает взаимность, а любовь отнюдь не обязательно. Нельзя сказать: "Я дружу с А., а он со мной не дружит", но вполне можно сказать: "Я люблю А., а он меня не любит".

Третье отличие: дружба предполагает наличие определенного расстояния (близкий уровень людей, что-то общее между ними, само их общение). Для любви же это совсем не обязательно. Если подружиться на расстоянии, никогда не общаясь или не общавшись, нельзя, то любить на расстоянии можно. Именно поэтому дружба - всегда явное, а любовь может быть и тайной. Различия между любовью и дружбой можно было бы продолжить, но в главном они сводятся именно к вышесказанному. Что же касается роли любви в прочности брака, то он, разумеется, наиболее прочным является в том случае, когда для отношений между супругами свойственны и любовь и дружба: эти два чувства взаимно дополняют и укрепляют друг друга, хотя они весьма ценны и каждое в отдельности.

Деятельность, служащая удовлетворению половой потребности, по мере развития личности становится все более сложной и содержательной. На самом элементарном уровне это лишь телодвижения, осуществляемые непосредственно во время полового акта, а также наиболее простые действия, делающие возможным его осуществление. Но по мере своего развития и усложнения эта деятельность приобретает новый смысл, далеко превосходящий ее значение в удовлетворении половой потребности. Формы деятельности, порождаемые половой потребностью, развиваются относительно самостоятельно, обогащаются новыми элементами и в немалой степени утрачивают узкую направленность на достижение полового удовлетворения.

Известно, что любовь оказывает вдохновляющее воздействие, стимулирует творческие возможности человека. И деятельность многих поэтов, музыкантов, художников является тому подтверждением. Например, любовная лирика - прямое выражение потребностного состояния, которое, однако, в данном случае выступает в новом качестве - как стимул поэтического творчества. Воспоминание поэта о встрече, к сожалению, мимолетной, мечты о новой встрече, восхваление каких-либо качеств любимой, надежда найти свой идеал, даже переживание своего потребностного состояния - томление, страсть, влечение, стремление и т. д. - все это, при наличии у поэта подлинного таланта, приобретает общественное значение, становится достоянием культуры, а не выражает просто тот лишь факт, что поэт неравнодушен к женскому полу. Не случайно общество ценит творческие результаты этой деятельности, и эта высокая оценка не сводится лишь к тому, что книги охотно раскупаются и читаются.

В значительной степени деятельность, служащая удовлетворению половой потребности, становится более эффективной и обогащается за счет развития эмоциональной сферы. Удовлетворение - феномен скорее физиологического характера, эмоции же психологического, хотя сам механизм эмоций способствует эффективности деятельности, служащей достижению удовлетворения. Действительно, человек может переживать какой-то свой поступок, быть может, ошибочный, неправильный, приведший к разлуке, или, напротив, радоваться встрече, которая явилась результатом его определенных усилий. Но к узко половому удовлетворению, к оргазму, это имеет лишь опосредованное отношение, хотя, если такого удовлетворения все же не будет, деятельность может постепенно утрачивать свой смысл. Важно лишь, чтобы само по себе удовлетворение, говоря словами К. Маркса, не отрывалось от круга прочей человеческой деятельности и не превращалось в последнюю и единственную конечную цель, носящую в таком случае животный характер.

Собственно удовлетворение половой потребности в элементарном его понимании - это достигаемое при половом контакте с женщиной специфическое физиологическое ощущение. Однако степень развития личности и здесь вносит принципиальные изменения. Главное в том, что собственно половым ощущением дело уже не исчерпывается; удовлетворение становится по-настоящему полноценным лишь при наличии в нем второго элемента - эмоционального. У полноценного, развитого в личностном плане мужчины половой контакт лишь в том случае может принести удовлетворение половой потребности, если он воспринимает и переживает факт наличия удовлетворения у женщины, видит, что он ей его доставил, и, лишь восприняв это, он в полной мере может быть удовлетворен сам. Аналогично и отношение женщины к мужчине. Лишь в единстве и целостности оба элемента - физиологический и психологический - могут выполнять роль удовлетворения в случае достаточно высокого развития личности. Напротив, у неразвитого в личностном плане человека все сводится лишь к первому из них - к физиологическому компоненту. Для него не имеет значения, что испытывает женщина, он не способен уловить ее состояние, и у него не может появиться мотива к тому, чтобы, определенным образом корригируя собственное поведение, доставить ей наибольшее удовлетворение.

Такой человек не способен к самообладанию, он не может оценить свои действия, в силу чего его деятельность во время полового акта ближе к чисто животной, определяемой видовыми и индивидуальными физиологическими особенностями, а не индивидуально-личностными.

Анализ побуждаемой половой потребностью деятельности заставляет нас вернуться еще раз к вопросу об эмоционально-личностном значении любви. Чем человек более развит, тем меньше перепадов в его отношении к объекту половой потребности. Это уже не усиление и ослабление желания по мере нарастания потребностного состояния и его разрядки, а постоянное, все более ровное отношение, причем именно развитие психологического (эмоционального) компонента удовлетворения как бы выравнивает это состояние: постоянное чувство нежности, духовной близости, доверия - все это уже не имеет прямой связи с тем, испытывает в данный момент мужчина половое желание или нет. Таким образом, развитие любви происходит не только в плане все более избирательной концентрации на одном объекте, но и в плане обогащения эмоциональной сферы человека. Вообще, отношения с другим полом имеют важное значение для развития и обогащения личности, и особенно в том случае, когда человек по-настоящему любит. Ко всему этому следует добавить, что половая потребность есть хотя и один из важных, но лишь частный аспект более широкой потребности в общении. Можно согласиться с А. С. Макаренко в том, что "молодой человек никогда не будет любить свою невесту и жену, если он не любил своих родителей, товарищей, друзей. И чем шире область этой неполовой любви, тем благороднее будет и любовь половая".

По мере развития общества, культуры все большее количество людей становится способными к любви, и не случайно именно любовь во все большем числе случаев становится главным мотивом заключения брака. Однако наряду с этим наблюдаются и противоположные тенденции. Мы имеем здесь в виду не только тот факт, что многие вступающие в брак не способны отличить любовь от влюбленности, от увлечения, что они не способны в должной мере разобраться в личностных качествах своей избранницы или избранника. Мы имеем в виду прежде всего те случаи, когда некоторые люди, попросту говоря, впадают в первобытно дикое состояние в одной из важнейших сфер своей жизнедеятельности - в сфере взаимоотношений с другим полом.

В связи с этим необходимо обратиться к вопросу о ранней половой жизни. В чем заключается ее вред? Конечно, он состоит не столько в физиологическом ущербе, который ранняя половая жизнь может нанести мужскому организму и степень которого обычно преувеличивается, сколько в ущербе психологическом, в ущербе для личности. Как справедливо отмечает сексолог Г. Г. Корик, "любые формы половой близости в молодом возрасте, не сопровождающиеся положительными эмоциями, могут вести к психотравмам, и не только когда они сопровождаются принуждением, насилием, а даже если просто происходят в отсутствие высоких чувств любви, связывающих партнеров". Действительно, подросток или юноша еще не способен по-настоящему оценить душевные качества женщины - для этого он просто еще не созрел личностно. Поэтому половые контакты в этом возрасте оказываются малосодержательными, приближенными к "голой" физиологии. Однако, в силу того что первые впечатления любого рода всегда наиболее ярки, эта бездуховность половых контактов может фиксироваться, и нередко именно такие контакты становятся единственным способом взаимоотношений с женским полом. Тем самым психологическое развитие юноши, мужчины в этой важной сфере не только как бы застывает на примитивном уровне, но и деформируется. Они становятся неспособными к восприятию и познанию своего полового партнера как личности, и успех или неуспех их взаимоотношений с женщинами определяется лишь физиологической совместимостью или несовместимостью. Для таких мужчин их потенция становится величайшей жизненной ценностью, определяющей весь смысл их жизни, а ее утрата или хотя бы снижение крупной жизненной потерей. Конечно, такой мужчина не превращается в "биологическое" существо, но, оставаясь существом социальным, он оказывается менее полноценным в своем социальном качестве. Богатые эмоциями, психологически содержательные отношения с женщиной для мужчины имеют столь важное значение потому, что из всех видов общения это самое тесное, самое близкое, самое интимное общение, и именно такое общение позволяет в наибольшей степени проявить себя человеком, а не существом, лишь наделенным теми же элементарными функциями, что и любое животное. Как справедливо отмечает социолог А. Г. Харчев ("Брак и семья в СССР". 2-е изд. М., 1979), "марксизм видит главную ценность любви, ее красоту и величие не в сексе как таковом, а в том, что она превращает веление природы в один из моментов духовного единения мужчины и женщины". Ранняя половая жизнь именно это духовное единение и делает, как правило, невозможным.

Именно с ранней половой жизнью можно связать тот факт, что в жизни можно встретить и немало, кажется, вполне достойных представителей мужского пола, в сфере половых отношений вступающих в противоречие с нормами нашей морали. Достаточно сказать, что некоторые такие мужчины, считая бесчестным и не позволяя себе никогда обманывать других людей, красть, лгать и т. д., поступки, подобные этим, могут себе позволить в отношениях с женщиной, нисколько не чувствуя себя виноватыми и явно выделяя отношения с женским полом в особую категорию, где "порядочный" человек может себе позволить то, чего он никогда не позволит себе в любых других отношениях. Мы хотим подчеркнуть именно факт как бы изолированности этого морального дефекта в сравнении с, казалось бы, достаточно высоким гражданским уровнем. Но беда в том, что, будучи целостным существом, человек не может быть порядочным в целом, если он непорядочен в частностях.

Подтверждением неблагоприятного влияния ранней половой жизни на развитие личности является и тот несомненный факт, что многие мужчины, склонные уделять излишнее внимание узко половым отношениям и достигающие в этом, по-своему, больших успехов, неожиданно слабо разбираются в душевных качествах представителей женского пола: они хорошо знают, как добиться близости (в основном, это настойчивость, настойчивость и еще раз настойчивость), но не способны разобраться в чем-либо еще, связанном с женским полом. Правда, без этого они вполне обходятся, не ощущая своей личностной ущербности.

Как справедливо отмечает А. И. Миронов "Критические периоды детства". М., 1979), "по сравнению медицинскими противопоказаниями все же главный вред ранней половой жизни касается морально-этической сферы личности. Бездумная игра в "секс" опустошает и без того не очень богатый внутренний мир подростка, делает его циничным, развязным, неспособным на глубокое чувство. К этому следует еще добавить, что раннее вступление в половые связи обычно происходит на фоне употребления спиртных напитков и порой со случайными людьми. Все вместе взятое способно сформировать у подростка антиобщественные установки, с которыми не так уж сложно попасть в разряд несовершеннолетних правонарушителей".

Таким образом, вред ранней половой жизни сводится к фиксации примитивного уровня межполовых отношений в качестве единственно возможного, к упрощенному, узко потребительскому взгляду на женщину, к неспособности разбираться в ее душевных качествах, к утрате способности развиваться как личность в процессе взаимоотношений с нею, а порой и к выработке открыто антисоциальных установок (мы пока не говорим здесь об опасности венерических болезней, ранней беременности и др.). Но вред ранней половой жизни этим не исчерпывается. В зависимости от психического склада мужчины он или ведет примитивную жизнь в духе вышеизложенного и вполне этим до поры до времени доволен, либо же испытывает все большее и большее разочарование в своих отношениях с женским полом. Как подчеркивается в книге "Пол, брак, семья" (София, 1977), лишенное высоких чувств половое общение "как физиологический акт... связано с очень примитивными и элементарными ощущениями, поэтому и желание так быстро исчерпывается, что не удивительны разочарование, скука и досада многих молодых людей, переступивших порог целомудрия, чтобы не выглядеть старомодными". Ранняя половая жизнь приводит к быстрому пресыщению ею, к разочарованию и пустоте, к убеждению, что наилучшее в духовно-эмоциональной сфере уже утрачено, к безнадежности и цинизму. Именно такие мужчины и "не видят в женщине человека". Будучи разочарованы в своих взаимоотношениях с женским полом, они неспособны разглядеть и оценить душевные качества женщины, вступая поэтому в половую связь нередко со случайными и недостойными лицами. Сводя все отношения к узко физиологическим и быстро ими пресыщаясь, они действительно не имеют оснований говорить что-либо хорошее о женском поле и не скупятся на нелестные эпитеты. Происходит психосексуальная деградация личности.

Существуют различные дефекты мужского полового поведения, и не все они непосредственно связаны с ранней половой жизнью, но она несомненно предрасполагает к потребительскому отношению к женщине, к безответственности во взаимоотношениях с ней и т. д., причем многое зависит здесь от общего уровня развития личности мужчины. Например, некоторым мужчинам свойственно хвастовство, когда речь заходит о половой сфере. Как правило, это хвастовство имеет два мотива: выражение собственного превосходства по отношению к женщине и приписывание себе каких-то особых качеств в сравнении с другими мужчинами. Убедительную оценку этому явлению дал А. Форель ("Половой вопрос". СПб, 1910): "...половое хвастовство, развивающееся у мужчины как результат повышенного самолюбия в связи с его половой потенцией. Мы и здесь имеем дело, как видно, с пережитком животной наследственности, что мы можем наблюдать, по аналогии, у петуха, павлина и вообще живущих в полигамии и богато украшенных самцов... Мужчина, в связи с этим чувством, не отличающийся своим высоким нравственным обликом, гордится своими половыми подвигами и старается их даже раздувать. Должен заметить, что только интеллектуально недоразвитые мужчины, лишенные критического ума, особенно охотно проявляют свое чувство превосходства и деспотизм по отношению к женщине".

Дефектом мужской психологии является безответственность по отношению к женщине. Под безответственностью мы понимаем неспособность или нежелание предвидеть или учитывать последствия своих поступков, своего поведения. В основании безответственности в сфере половых отношений лежит или неразвитость личности мужчины, или же его пренебрежение к женщине. Безответственность нередко смыкается с потребительством. Некоторые мужчины, для того, чтобы добиться своей узко половой цели, готовы использовать любые средства: и уговоры, и мольбы, и разные способы обольщения, включая и разыгрывание из себя непонятого обществом и людьми, и описание безотрадной картины своей супружеской жизни, и попытки подкупа (подарки, различные увеселительные поездки и т. д.), а добившись своего, довольно быстро меняются, и вот уже женщина совершенно неожиданно для себя видит перед собой не обходительного кавалера, а мелкого негодяя; такие "превращения" вполне реальны В совместной жизни некоторые мужья ставят себя в положение, когда их нужно обслуживать, угождать им, а при разделении обязанностей в семье исходят не из того, что и кому из супругов в данный момент легче сделать, а из жесткого противопоставления мужских и женских обязанностей. Между тем известно, что облегчение домашнего труда с развитием общества происходит таким образом, что в первую очередь облегчаются или отменяются именно традиционно мужские дела (принести воды, наколоть дров и т. д.), традиционно женские же обязанности сохраняются в полном объеме Не случайно поэтому суммарная нагрузка (работа плюс домашние дела) у женщин выше в среднем на 15 - 20%, чем у мужчин, и это при меньшей физической силе женщин и необходимости особенно тщательно беречь здоровье в связи с нелегкими материнскими обязанностями.

Нередки и предрассудки в сфере половой жизни. Одним из них является убеждение во вреде каких-либо сдерживающих моментов в половой сфере, о вреде полового воздержания, а также и о невозможности для "настоящего" мужчины вытерпеть длительное воздержание. Однако указания на такую неспособность отражают не якобы "мужскую силу", а слабоволие и внутреннюю распущенность. При длительном половом воздержании возникают явления, которые действительно в какой-то мере могут замечаться самим мужчиной, но которые никакого вреда ему причинить не могут. С одной стороны, это признаки некоторого нарушения уравновешенности нервных процессов, нарастание раздражительности, с другой - застойные ощущения в пояснично-крестцовой области. Лишь у пожилых мужчин длительные периоды воздержания, нарушение физиологического ритма половой жизни могут приводить к стойкому ослаблению потенции. Вместе с тем, как отмечала английская писательница Е. Шепард ("Молодым людям и отцам для сыновей". М., 1912), "люди с крепким сложением и вполне здоровые, но живущие правильной жизнью, обыкновенно менее других подвержены чувственным помыслам. Здоровое телосложение не может быть помехой для нравственного поведения, надо только спрашивать себя как можно чаще, кто будет первенствовать в организме - тело над духом или дух над телом, и стараться, чтобы ответ на этот вопрос был правилен. Неправильный ответ, то есть перевес тела над духом, никогда не останется без наказания. Как бы вы ни ушли от истины в вашей жизни, какими бы способами вы ни заставляли замолчать вашу совесть - все же придет минута, когда вы осознаете свою вину, и ее последствия вызовут в вас тяжелое раскаяние".

Другим предрассудком, по существу противоположного характера, является убеждение в том, что каждому мужчине заранее природой отведено определенное количество половых актов. Исходит это ложное мнение из так называемой доктрины О. Эффертца, выдвинутой еще в 1894 г. Согласно ей, каждый мужчина от рождения обладает "запасом" в 5400 эякуляций, и каждое проявление половой активности представляет собой невосполнимую трату этих ограниченных ресурсов, а следовательно, приближает наступление момента, когда эти ресурсы окажутся полностью исчерпанными и наступит половое бессилие. При этом получается, что основным фактором его развития является сама половая жизнь - утверждение, лишенное каких-либо научных оснований.

Разумеется, это в целом ложное утверждение может иметь некоторое ограничивающее беспорядочные половые отношения значение, однако правильнее, если преградой этим отношениям служит полноценное воспитание, а не результаты индивидуальной бухгалтерии, когда после каждого полового контакта или поллюции нужно ставить в записной книжке крестик, для того чтобы иметь возможность точно оценивать остающийся "половой резерв".

Одним из проявлений асоциальности в сфере половых отношений является так называемый синдром Дон-Жуана. Он связан с болезненной гипертрофией роли сексуальной сферы в жизни человека, когда сексуальность, как отмечает сексопатолог Г. С. Васильченко, приобретает характер самодовлеющей амбиции, превращается в своеобразный вид спорта. Это явление при внешне сходных чертах в поведении отдельных мужчин внутренне неоднородно. В основе его может лежать стремление к самоутверждению: не выработавший иных, более общественно полезных способов самоутверждения мужчина утверждает себя за счет "успехов" у женщин. Однако такое поведение может иметь и характер маскировки того прискорбного факта, что данный мужчина страдает половой слабостью. Именно эта, наиболее тонкая разновидность данного синдрома была иронически и вместе с тем психологически точно описана К. Чапеком ("Исповедь Дон Хуана").

Известно, что функция продолжения рода - единственная из функций организма, имеющая парный характер. Поэтому при ее осуществлении столь важен характер взаимоотношений между мужчиной и женщиной и на уровне "чистой" физиологии эта функция никогда не остается. Способность к полноценному ее осуществлению развивается задолго до того, как половая потребность начинает осознаваться. Важнейшим условием полноценного осуществления половой функции является способность (объективная возможность и осознанное стремление) одного человека к сотрудничеству с другим; способность к взаимному приспособлению в браке является специфическим ее проявлением.

Специфически половые достоинства и недостатки психологии мужского пола самым непосредственным образом проявляются в семейной жизни, отражаются на прочности брака. В настоящее время количество разводов в среднем по стране составляет у нас около трети от общего числа заключаемых браков. Распадающиеся браки можно разделить на две большие группы: во-первых, это браки, распад которых с большой вероятностью можно предсказать заранее, так как в их основе лежит легкомыслие или недобросовестные побуждения; во-вторых, это браки, несостоятельность которых выявляется лишь постепенно и имеет менее явные основания. К первой группе относятся браки, поводом к заключению которых явились: неожиданная беременность, стремление улучшить свое материальное положение, желание избежать одиночества, просто легкомысленное, безответственное отношение к браку, когда главным возможным препятствием к нему оказываются не какие-либо дефекты личности будущего мужа или жены, а лишь факт необходимости ждать некоторый период, прежде чем по закону можно будет расписаться в журнале регистрации бракосочетаний и считаться после этого мужем и женой. Ко второй группе относятся браки, в основе которых лежит искреннее стремление к долгой и прочной совместной жизни, нередко любовь (к сожалению, часто незрелая, непроверенная), и в которых лишь со временем выявляется отсутствие надежной основы для прочного брака.

К первой группе браков относятся, например, те, которые связаны с потребительским отношением к браку, встречающимся у некоторых мужчин. Как отмечает социолог А. Г. Харчев, "есть немало лиц мужского пола, которые предпочитают видеть в браке лишь доступный и законный способ удовлетворения сексуальной потребности, а иногда и обеспечения себя городским жильем и постоянной пропиской в годы учебы". Подтверждением этого является тот факт, что среди мужчин, вступающих в брак в возрасте 20 - 24 лет, многие женятся на женщинах старше себя, особенно в городах, возрастной же "пик" разводов у мужчин (около четверти всех разводов) приходится на 25 - 29 лет, когда брак уже утрачивает значение способа с удобствами прожить относительно трудный и напряженный период жизни.

В основе другого "пика" разводов у мужчин (около 20% от общего числа разводов), наблюдающегося в 35 - 39 лет, лежит недостаточная привязанность к семье, а также и бесхарактерность некоторой части мужчин: именно этим можно объяснить тот факт, что к разводам в этом возрасте нередко приводят временные отрывы от семьи (например, поездка на курсы повышения квалификации). Ясно, что такая поездка - лишь повод, которого раньше попросту не было. Если принять во внимание мысль Гегеля о том, что "брак отличается от сожительства тем, что в последнем имеет значение главным образом удовлетворение естественной потребности, между тем как в браке эта потребность оттесняется на задний план", то придется признать, что такие вот легко распадающиеся браки только формально являются браками, а по существу - лишь сожительством. Формальным является объяснение другой части разводящихся в этом возрасте мужчин, что жена якобы от него "отстала": дело в том, что содержание личности не сводится к содержанию и уровню образования. Если мужчина ценит в жене ее душевные качества, а не уровень образования, то никакие изменения уровня его образования на его отношении к жене сказаться не могут, и тот факт, что муж, к примеру, закончил, наконец, институт, никак не может поставить его выше жены, какое бы образование у нее ни было. Видимо, среди таких мужей велик процент мужчин, недостаточно развитых психологически, кичащихся формальным уровнем своего образования (то, что в народе называют "грамотный, но без понятия"). В основе прочности брака, помимо непосредственного чувства, лежит высокая оценка и признание неповторимости индивидуальных качеств женщины, а не что-нибудь другое.

В качестве причин разводов называются обычно самые разнообразные: грубое нарушение семейных обязанностей, пренебрежение ими; измена; физическое и моральное угнетение жены; пьянство (на первом месте среди причин к расторжению браков, выдвигаемых женщинами, лежит именно это). Совершенно очевидно, что за такими действиями мужчин лежат те самые дефекты их психики, о которых мы говорили выше: потребительство, безответственность, легкомыслие, неспособность оценивать душевные качества женщины, сводящие брак к простому сожительству. В основе многого из этого лежат дефекты полового воспитания или его отсутствие. На прочности браков самым неблагоприятным образом отражается и недостаточная культура людей в сфере интимных отношений.

Как отмечал еще в прошлом веке американский ученый Л. Морган, "семья является активным началом, она никогда не стоит на одном месте, а шагает вперед к более высокой форме по мере развития самого общества... Развивавшаяся в продолжение многих веков, семья пережила все превратности человеческого опыта и теперь раскрывает, может быть, даже убедительнее любого другого института, постепенное развитие человеческого прогресса от глубин первобытной дикости через варварство к цивилизации". Это справедливое утверждение нисколько не ставится под сомнение тем фактом, что количество разводов столь велико. Просто требования супругов друг к другу все возрастают, в условиях свободного брака индивидуальные их качества приобретают все большее значение, но не все вступающие в брак соответствуют тем требованиям, которые благодаря развитию общества становятся общепризнанными для супругов и в соответствии с этим ожидаются ими друг от друга. При этом некоторые мужчины в своем поведении в семье повторяют некоторые из недостатков, свойственных межполовому общению в древние времена. Как отмечал М. Ковалевский (цит. по А. Г. Харчеву), даже в эпоху раннего матриархата "связь между мужчиной и женщиной, составляющими индивидуальную чету, была очень слабой. Муж часто покидал жену еще до рождения ребенка и нисколько о них не заботился". Однако такие мужчины есть и теперь. Различие же заключается в том, что раньше такое поведение было типичным и наиболее распространенным, в наше же время оно есть свидетельство того, что данный индивид так и остался в своем психологическом развитии на уровне древних веков, не сумев, несмотря на имевшиеся для этого в принципе условия, пройти путь "от глубин первобытной дикости через варварство к цивилизации".

Существуют, правда, и другие недостатки поведения мужчин в браке, связанные не столько с низким уровнем психического развития, сколько с неверным направлением этого развития и в существенной степени объясняющиеся неправильным половым воспитанием. Как отмечают психологи Д. Н. Исаев и В. Е. Каган, "в пионерской и комсомольской работе, в широкой системе внеклассных занятий, при проведении любых воспитательных мероприятий нельзя игнорировать вопросы правильного полового воспитания. Из-за явных недочетов в этом плане в западных странах появились, в частности, сообщения о так называемом "синдроме хамелеона", заключающемся в стирании ролевых особенностей поведения юношей и девушек под влиянием неадекватных экспектаций. Подобное явление стало наблюдаться и среди части нашей молодежи" (экспектацию авторы определяют как ожидание от человека со стороны окружающих тех или иных реакций, того или иного поведения. Экспектации отражают привычные ценностные эталоны, складывающиеся в общественной психологии, и в известной мере определяют поведение людей). В результате могут возникать и осложнения в семейной жизни. Как отмечает А. Г. Харчев, "женщина испытывает унижение и разочарование не от того, что мужчина стремится быть нравственно сильнее и ответственнее ее, а от того, что он бежит от этой своей традиционной роли в семье, стараясь сравняться с женщиной, а то и превзойти ее в слабости".

В газете "Комсомольская правда" в свое время была напечатана статья: "Нужно ли воспитывать мужчин?" Жизнь дала на этот вопрос утвердительный ответ.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Российские вузы попали в топ-100 мирового рейтинга по физике

Выпускники готовятся к итоговому сочинению

«Кадетский корпус - детище Москвы». Как он живет и развивается сегодня?

Как правильно делать домашние задания с ребенком

Названы самые популярные специальности, на которые поступали абитуриенты-2018

Значимость вузовских дипломов преувеличена?

Гаджеты могут стать причиной развития дислексии у детей

В Минобрнауки рассказали о возможных изменениях в сдаче ЕГЭ

После 2020 года китайский язык станет пятым официальным языком ОГЭ

Чем уникальна система обучения в Люксембурге

В 2017 г. приемные кампании пережили 'самую глубокую демографическую яму'

Учеба за границей: особенности образования в неторопливой Дании

Три российских вуза попали в рейтинг 200 лучших университетов Европы

«Яндекс» бесплатно готовит к ЕГЭ

Отложенная взрослость: Как изменились пятиклассники за 50 лет

Десять вузов РФ вошли в топ-500 глобального рейтинга университетов RUR



Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru