Пользовательского поиска




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Пропаганда здорового образа жизни

Рассмотрение полового воспитания как составной части нравственного не должно затенять того факта, что оно входит неотъемлемым элементом в формирование здорового образа жизни. Как воспитание полоролевое оно направлено на оптимизацию коммуникативных навыков и социальной адаптации, способствуя тем самым снижению пограничных нервно-психических и психосоматических расстройств. Как воспитание сексуальное оно ориентируется на достижение сексуального здоровья, определяемого Всемирной организацией здравоохранения в виде комплекса физических, эмоциональных, интеллектуальных и социальных аспектов сексуального поведения человека, обогащающих его личность, повышающих способность к любви и уменьшающих, таким образом, распространенность сексопатологических нарушений. Как подготовка к ответственному супружеству и родительству половое воспитание направлено на формирование здоровой семьи, способной преодолевать кризисы своего развития оптимальным образом. Вместе с тем половое воспитание тесно связано с другими направлениями укрепления здорового образа жизни, прежде всего с профилактикой вредных привычек (алкоголизации и наркотизации) и передающихся половым путем заболеваний.

Предупреждение раннего начала половой жизни сохраняет свое значение при любой степени демократизации сексуальной культуры. Это обусловлено отнюдь не бессмысленным консерватизмом старших поколений, а тем, что вступление во "взрослую" жизнь ставит перед молодежью качественно иные проблемы, по-новому формулирует проблему ответственности за избираемое поведение. Все это требует не только значительного адаптивного напряжения, но и зрелого понимания связи сексуального поведения со здоровьем включенного в него круга людей, к чему молодежь не всегда готова.

Воспитатели, безусловно, не единственные, от кого зависят сроки начала половой жизни, и возможности их в этом плане ограниченны. Однако довольно часто число ограничений возрастает благодаря избираемой ими тактике. Запреты не достигают эффекта, так как они стимулируют эмансипационные тенденции, не говоря уже о том, что "запретный плод сладок". Кроме того, запрет часто срабатывает, как указание на возможность: ведь, если висит табличка "Не ходить", значит, здесь ходят, иначе - зачем табличка?! Запугивание, если оно достигает цели, вызывает эмоциональный дискомфорт и страх, который либо негативно сказывается на последующем сексуальном общении, либо (что бывает чаще) вызывает к действию механизмы психологической защиты, приводящие к дезактуализации, обесцениванию запугивающей информации. Да и запугать молодых людей сексуальной жизнью трудно: она притягательна уже хотя бы как знак взрослости, взрослые не отказывают себе в ней (значит, сама по себе она не вредна), к тому же всегда в сфере общения есть сверстники, которые начали (или говорят, что начали) половую жизнь, и по ним не видно, чтобы это было вредно,- вот примерная логика подростка. Среди воспитателей распространено мнение, согласно которому сексуальную энергию надо направить в русло физической активности. "Наилучшей профилактикой полового разврата является физкультура",- читаем в солидном и неоднократно переизданном руководстве по гигиене детей и подростков. Действительно, занятия спортом с раннего возраста несколько затормаживают первые проявления полового развития и тем самым гармонизируют его. Но это совсем не то же самое, что вводимая для "профилактики полового разврата" (?!) физкультура в подростковом возрасте. Здесь уже действуют иные закономерности, и, как подчеркивает на основании исследования сексуального поведения спортсменов Г. С. Васильченко, у одних лиц высокая спортивная активность исключает активность сексуальную, а у других - предполагает ее.

Не исключая общеоздоровляющего и гармонизирующего влияния физической культуры, подчеркнем все же, что речь должна идти не только об "отведении" сексуальной энергии в русло физической, но прежде всего о создании системы ценностных ориентаций, интересов, увлечений, среди которых сексуальность не должна подавлять и оттеснять все остальное. И физкультура может сдерживать стремление к ранней сексуальной активности не постольку, поскольку подросток "загружен" ею, а поскольку увлечен. Вместо запретов нужно создать хорошо и убедительно мотивированные рекомендации, исходящие из всего содержания полового воспитания. Запугивания должны уступить место активной постановке проблем, вызывающей ту степень озабоченности, которая побуждает к самостоятельным размышлениям и выводам. Трезвое, откровенное и деловое обсуждение сексуального поведения следует обращать не к "объекту" и "предмету воспитания", а к субъекту, личности, принимающей окончательное решение.

Профилактика неожиданной беременности у подростков мотивируется обстоятельствами, описанными в главе 7. В ней можно выделить несколько аспектов. Первый связан со сроками начала половой жизни и рассмотрен выше. Второй имеет в виду выявление девочек и девушек, относящихся к одной из групп психологического риска, и тех, у кого риск определяется микросоциальными (неблагополучная семья) или социальными (проживание без родителей, в чужом городе, сомнительный круг общения и т. д.) факторами. Основой работы здесь является индивидуальный подход и там, где это возможно, тесный контакт с семьей или заменяющими ее лицами. Третий аспект связан с предоставлением сведений о планировании и регуляции рождаемости. Он требует отдельного рассмотрения.

И у родителей, и у педагогов ознакомление с проблемой контрацепции вызывает множество затруднений, практически блокирующих дело. Затруднения эти понятны с учетом того, что впервые обсуждать эти вопросы с подростками при их почти полной неготовности к такому обсуждению действительно нелегко. Кажется, что такое ознакомление будет подталкивать к началу половой жизни, суля полную безнаказанность. Взрослые невольно оказываются в роли наивных идеалистов, полагающих, что, если они не говорили и не скажут, то дети не знали и не узнают. На самом деле все не так. О контрацепции подростки имеют кое-какие представления, но, увы, крайне искаженные, неточные и опошленные. Сами по себе эти знания (даже в таком, в общем-то, сексуально-стимулирующем виде) не подталкивают к началу половой жизни. Но, когда она все-таки начата, знания о контрацепции либо игнорируются, либо - в силу своей искаженности - приносят вред (например, когда девушка на протяжении нескольких месяцев трижды в день принимает гормональные препараты, рассчитанные на прием не чаще 5 раз в месяц). Предпочтительными для молодежи являются так называемые барьерные контрацептивы (презерватив, маточный колпачок, спермицидные пасты и кремы). Достаточно ли одной только информации о них? Опыт показывает, что нет. Во-первых, требуются точные и исчерпывающие инструкции по их применению. Во-вторых, дело не только в технике их использования. Применение маточного колпачка или спермицидной пасты - процесс индивидуальный. Но пользование презервативом - это всегда дело пары. Кроме предрассудочного отношения к контрацепции есть еще и психологическая преграда (как к этому отнесется партнер, насколько это совместимо с любовью и др.). Поэтому все ведущие специалисты сходятся в мнении о том, что контрацепции должны быть посвящены специальные занятия, преследующие цель не только ознакомления, но и снятия психологических препонов: обычно это циклы занятий, сочетающих в себе лекции и свободные дискуссии. В них обсуждаются не только сами контрацептивные средства, но и проблемные ситуации, связанные с половым поведением, беременностью, абортом, родами, контролем рождаемости и воспитанием детей, вырабатываются пути решения возникающих в жизни проблем. Информация о контрацепции и контрацептивном поведении должна быть не только воспринята, но и принята личностью в противном случае она остается мертвым грузом. Важно ознакомление с ней и юношей, и девушек. Та тревожная ситуация, которая существует в связи с юными матерями, распространенностью абортов, усугубляется из-за передающихся половым путем заболеваний, в число которых входит СПИД и по отношению к которым один из барьерных контрацептивов (презерватив) играет роль важного профилактического средства.

Профилактика заболеваний, передающихся половым путем. Эти заболевания можно разделить на при группы: 1. Классические венерические заболевания - сифилис, гоноррея, трихомониаз. 2. Малые венерические заболевания - они вызываются рядом вирусов и простейших, протекают мало- или бессимптомно, при частой смене партнеров накапливаются "букетами" по 2-6 заболеваний; с ними связывают около 80% ранней смертности новорожденных, более 50% пневмоний у младенцев первого полугодия жизни, поражения глаз у младенцев и т. д. 3. СПИД.

Профилактика этих заболеваний у подростков пока несовершенна. Лучшая профилактика - постоянное партнерство двух ответственных людей. Высокая нравственность резко уменьшает риск заболевания, хотя и не гарантирует от него. В нашей пропаганде, однако, на первом плане слишком часто оказывается софизм, отождествляющий заболевания, передающиеся половым путем, с безнравственностью. Это можно встретить даже в научной литературе, где людей, страдающих венерическими заболеваниями, именуют "лицами, отклоняющимися от нравственно-половых норм поведения".

Любые крайности в этой работе недопустимы. Запугивание чревато психогенными нарушениями (в частности, болезненно-навязчивый страх заражения), а умолчание и легковесность - общественно опасны. Основная линия сообщения должна включать в себя следующие моменты: 1) представление об инфекционной и вирусной природе этих заболеваний; 2) представление о скрытом периоде болезни, о возможности стертых и бессимптомных форм; 4) краткие сведения о развернутых проявлениях болезней и подробные - о начальной симптоматике, о распознавании самых первых признаков; 5) представление о нравственной и юридической ответственности за распространение этих заболеваний; 6) понимание необходимости при наличии подозрений прекратить половые контакты и обратиться к врачу; 7) при подтверждении заболевания обязанность помочь в выявлении всех контактных лиц и 8) недопустимость самолечения, ведущего к переходу многих болезней в скрытые и хронические формы; 9) непреложное соблюдение режима лечения и возобновление половых контактов только с разрешения врача; 10) опасность этих заболеваний для потомства; 11) способы предохранения.

Такой план открывает широкие возможности и для обсуждения норм морали и нравственности. За многими, казалось бы, сугубо нравственными нормами (предосудительность измены супругу, промискуитетного полового поведения и т. д.) стоит многовековое осознание связи сексуального поведения со здоровьем. Поэтому демократизация сексуального поведения не может и не должна измеряться количеством того, что "раньше было нельзя, а теперь можно". Она требует предельно ответственного соотнесения интересов индивидуальной самореализации с интересами общества, "интересов души" с "интересами тела", предпринимаемых шагов и их следствий. Нельзя не помнить, что оборотной стороной "сексуальной революции" являются тенденции, идущие вразрез с интересами здоровья, и "революция для себя" не должна становиться бедствием для других.

С особой остротой все эти вопросы встают в связи с профилактикой СПИДа. Знакомство с ситуациями и группами повышенного риска не должно превращаться в отождествление того или иного стиля поведения, образа жизни с единственной или главной причиной заболевания, а тон этого знакомства не должен быть запугивающим. Между тем в силу множества причин это происходит достаточно часто, о чем свидетельствует анализ популярной литературы, лекций, ряда материалов средств массовой информации. Стимуляция индивидуальной тревожности запускает в действие механизмы психологической защиты: "Я не... (гомосексуалист, проститутка, наркоман), и ко мне все это не относится". Стимуляция групповой, тем более массовой, тревожности приводит, как уже отмечалось, к тому, что люди начинают искать организованные группы злоумышленников и находят их в виде наркоманов, проституток, лиц с гомосексуальным поведением, а также больных СПИДом. Результатом становятся ожесточенность и агрессивный настрой по отношению к этим людям, побудившие, например, даже студентов одного из медицинских (?!) институтов высказаться за изоляцию или умерщвление больных этим заболеванием. И то и другое, тесно переплетаясь между собой, уводит в сторону от решения профилактических задач; от того, что в США люди, говорящие себе: "Я не...", забрасывали камнями или даже поджигали дома "злоумышленников", СПИДа меньше не стало, чего нельзя сказать о жестокости и агрессивности. Нужна четкая информация о том, что к заболеванию приводит контакт "кровь - кровь", возможный не только во время полового акта. Среди лиц, принадлежащих к указанным группам риска, заболевание распространяется очень быстро в силу неупорядоченности половых связей, связанных с травмированием слизистых оболочек половым контактом, нарушением (у наркоманов) элементарных медицинских требований к инъекциям.

Необходима также надежная информация о проявлениях заболевания, анонимных кабинетах обследования и целесообразности такого обследования при переходе от половой жизни "вообще" к жизни с постоянным партнером - для охраны себя, партнера, будущего потомства. В период подростково-юношеской гиперсексуальности такая информация необходима ничуть не меньше, если не больше, чем во взрослом возрасте. Пропаганда барьерных контрацептивов (презервативов) не должна отодвигать на задний план проблемы нравственной регуляции поведения, упорядоченности сексуальной жизни, ответственности.

Профилактика алкоголизации, наркотизации, курения. Ей посвящена широко доступная воспитателям литература, что позволяет остановиться лишь на некоторых моментах. Прежде всего необходимо учитывать, что человек запоминает 2% слышанного, 50% виденного и около 90% того, что он делает. Это приводит к необходимости оптимального соотнесения методических средств пропаганды, которые не могут ограничиваться только "лекционным" методом, а требуют использования визуальных пособий, дискуссионных приемов, игровых методик. Такая работа "широким фронтом" должна вестись последовательно и преемственно начиная с раннего возраста. Ее задача - не только убедить во вредности любых форм наркотизации, но и привить подрастающему поколению навыки активного противостояния. Представляется, что антинаркотическая пропаганда должна проводиться в процессе преподавания всех предметов. На уроках химии и биологии это можно делать во время лабораторных опытов, на уроках математики к услугам преподавателя содержание задач (мне пришлось видеть некоторых взрослых людей, впервые в жизни решивших несложную арифметическую задачу и получивших "в ответе" ошеломляющую сумму, потраченную ими на табак и намного превышающую стоимость автомобиля, на который всю жизнь "не было денег"; почему бы не определять в таких задачах длительность жизни курящего и некурящего, вероятность болезненности детей наркомана и алкоголика в сравнении с детьми "трезвых" людей и т. д.?). Литература, история и даже география, казалось бы далекая от этих проблем, открывают не меньшие возможности.

Пропаганда должна быть соотнесена с возрастными возможностями и особенностями восприятия. На 15-летнего подростка, полагающего, что, когда ему будет столько же лет, сколько его 37-летнему отцу, "ему уже тоже ничего не нужно будет", сведения о том, что наркоманы вместо 70 лет умирают в 35, не производят никакого впечатления.

"Омоложение" и "феминизация" всех форм наркотического поведения требуют адресования пропаганды не только мужскому, но и женскому полу, особенно с учетом того, что девушки, которые сами не наркотизируются, могут выступать в роли вольных или невольных подстрекателей юношей. Требует постоянного развенчания молодежный миф о наркотизации как знаке самостоятельности, взрослости, мужественности и др. При этом методически гораздо более успешна культивация моды на свободный от любых форм химической зависимости образ жизни, чем односторонние осуждения того, "что дурно". Тут приобретают важное значение термины. Ни один подросток не скажет себе, что он "алкоголик" или "наркоман". Поэтому информация, использующая эти термины, очень легко отчуждается от личности. Термины же "саморазрушительное поведение", "средства, вызывающие химическую зависимость" эмоционально нейтральны и заставляют подростка задуматься. Они обращаются к личности, не осуждая ее заранее.

В работе со старшими подростками важно и нужно показать необоснованность широко бытующего мнения о положительной связи наркотизации (особенно алкоголизации) с сексуальной потенцией. Утверждение, что алкоголизация ведет к уродствам и повышению болезненности детей, может не восприниматься - уродства бывают не у всех, и не все проявления болезни очевидны для неспециалистов. Но утверждение, что у пьющих (употребляющих наркотики или токсические вещества, курящих) дети во столько-то раз чаще умирают, болеют теми-то и теми-то болезнями, плохо справляются с учебой, плохо приспосабливаются к жизни в обществе и т. д., помогает оценить меру риска применительно к себе. Число, например, импотентов среди пьющих, а тем более употребляющих наркотики во много раз выше, чем среди людей, свободных от химической зависимости.

Антинаркотическая пропаганда не должна превращаться в рекламу. Рассказ о том, что некоторые "нехорошие люди" делают то-то и то-то, что "вредно для здоровья", испытывая при этом такие-то и такие-то интригующие переживания, подталкивает к пробе, а не отвращает от нее. Один пятиклассник на мой вопрос о том, что он узнал нового из проводившейся в школе лекции, ответил: "Что можно нюхать не только клей "Момент", но и бензин - это тоже интересно".

Наконец, антинаркотическая пропаганда становится по-настоящему эффективной только тогда, когда она является составной частью борьбы за трезвый образ жизни. В этом плане педагога может заинтересовать соответствующий подход, складывающийся в последнее время. С точки зрения этого подхода, который глубоко обоснован психологическими, социально-психологическими и педагогическими исследованиями, антинаркотическая пропаганда мало- или не эффективна, если она не сопровождается созданием условий для альтернативного (свободного от зависимости) поведения. Там, где нет условий для социально поощряемых форм досуга и самореализации детей и подростков, любая пропаганда чаще всего окажется только словом. В этом плане очень своевременно напоминание С. Н. Шевердина о том, что не только общество таково, какова школа, но и школа такова, каково общество. Будет ли эта связь "порочным кругом" или, наоборот, откроет новые пути к трезвому образу жизни - в немалой мере зависит от того, как построено взаимодействие широкого круга воспитателей: выступают ли они, пусть даже с очень верными словами, каждый от себя или переходят от слов к взаимодействию в общем деле.

Другие аспекты пропаганды и формирования здорового образа жизни также тесно связаны с половым воспитанием и подготовкой к ответственному супружеству и родительству. Обсуждение сексуального поведения и здоровья (своего и потомства) прямо приводит к изменению взгляда на режим питания, двигательной активности и т. д. Благодаря таким обсуждениям здоровье начинает восприниматься как непременное условие успеха всех сторон жизни, требующее от человека определенного внимания и усилий. Как и в других областях, здесь крайне валено единство "слова и дела" - обучения и научения. При одном уроке физкультуры в неделю, на котором класс вяло помахивает руками, при недостаточной гигиене и культуре питания в школьной столовой и т. д. коэффициент полезного действия слова будет ничтожен.

* * *

Создание системы полового воспитания проходит первые свои этапы. Требуется и серьезный культурологический и социолого-демографический анализ половой социализации, и углубление наших знаний о путях полового воспитания, и разработка его новых средств и методов. Но это не должно пугать: прокладывать дороги всегда тяжело. О наличии системы полового воспитания можно будет по-настоящему говорить лишь тогда, когда данная система органически ч растворится в повседневной жизни и станет ее неотъемлемой частью и когда в необходимости полового воспитания никого уже не нужно будет убеждать.

Важнейшим фактором, приближающим это время, являются заинтересованность воспитателей и их творческий подход к решению новых педагогических задач. Потому что, если не ты, не он, не я - не мы, то кто же?!

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Чем уникальна система обучения в Люксембурге

В 2017 г. приемные кампании пережили 'самую глубокую демографическую яму'

Учеба за границей: особенности образования в неторопливой Дании

Три российских вуза попали в рейтинг 200 лучших университетов Европы

«Яндекс» бесплатно готовит к ЕГЭ

Отложенная взрослость: Как изменились пятиклассники за 50 лет

Десять вузов РФ вошли в топ-500 глобального рейтинга университетов RUR



Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru