Пользовательского поиска




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Сексуальная стимуляция

Практически каждый ребенок в течение своей жизни сталкивается с обстоятельствами, которые могут оказывать сексуально-стимулирующее влияние. Этот "фоновый уровень" сексуальной стимуляции возникает в повседневной жизни: не предназначенные для детских ушей и глаз обрывки разговоров и проявления ласки взрослых; встречи с "сексуальным фольклором" в разных его видах - шутки, анекдоты, рисунки, надписи и проч.; наблюдения совокуплений животных; случайно обнаруженные вещи и предметы, связанные с сексуальной жизнью взрослых; "взрослая" литература, эротические грани искусства и т. д. Их стимулирующее влияние во многом зависит от того, воспринимает ли ребенок увиденное и услышанное как сексуальное, а если - да, то может ли он осознать это сам или обсудить с кем-то из старших.

В незначительных дозах и при надлежащей помощи взрослых все это обычно переживается детьми достаточно безболезненно. Критические ситуации возникают там, где "фоновый уровень" таких влияний высок и они не ослабляются в общении. Риск больше для детей впечатлительных и чувствительных, а также для тех, кто недостаточно хорошо контактирует со сверстниками, ибо детские группы имеют, как уже отмечалось, свою потаенную сексуальную субкультуру, одновременно и вводящую в психосексуальный мир на соответствующем возрасту уровне, и выполняющую функции групповой психологической защиты от слишком будоражащих переживаний.

Вместе с тем детская группа, как уже отмечалось, может оказывать и сексуально-стимулирующее влияние. Чаще всего оно обязано наличию в группе сексуально возбудимого или чересчур "опытного" ребенка и бесконтрольности со стороны взрослых. Как уже отмечалось, решающее значение для разрешения ситуации такого рода имеет такт воспитателей. Подобная группа будет требовать внимания и некоторое время после нормализации ситуации, так как благодаря особенностям групповой динамики место прежнего "сексуального лидера" может занять новый.

Источником сексуальной стимуляции могут стать и некоторые моменты в детской жизни, которым взрослые не придают сексуального значения. Один из них - физические наказания. Мало кто из родителей время от времени не подшлепнет ребенка. Но наказания со "специальной" подготовкой - обнажением, принятием определенной позы, растягиванием процедуры, эмоциональным напряжением входящих в раж родителей, чередование причинения боли и бурных "извиняющихся" ласк, особенно со стороны родителя другого пола, могут приводить к ассоциациям чувства боли и возникающих сексуальных ощущений.

Часть детей после наказания ищет и находит утешение в мастурбации. Ребенок, в переживаниях которого ощущения при наказании ассоциировались с сексуальными, может потом и сам провоцировать родителей на экзекуции. Сексопатологи сообщают о связи мазохистской окраски сексуального поведения с подобным опытом в детстве.

Весьма напряженный психологический климат может создаваться в семьях, обнаруживающих "сверхбдительность" по отношению к ребенку и придающих сексуальное значение любому шагу. Если в семье есть душевнобольные, то такая "сверхбдительность" может диктоваться и болезненными соображениями.

В некоторых семьях, склонных в воспитании детей бездумно следовать очередной "научной новинке", могут возникать откровенно стимулирующие ситуации. Услышав или прочитав, например, о движении за свободную телесную культуру, снимающую запрет на обнажение, либо о нежелательности возникновения у детей чувства постыдности своего тела, семья резко меняет свое поведение. Один из отцов, затеяв совместное мытье в ванной с 9-летним сыном, был крайне смущен поведением мальчика, принявшегося играть с его половыми органами и оторопевшего перед результатом своей игры.

Особо сложные ситуации возникают, когда воспитатели используют обращение к сексуально стимулирующим действиям и высказываниям в сугубо негативном стиле, преследующем цель наказать или пристыдить. Это прежде всего не столь редкое, как принято думать, наказание публичным обнажением. Переживается оно крайне тяжело и в одних случаях приводит к протестно-негативистическому поведению (циничным высказываниям, мастурбации, агрессии к девочкам - нередко с сексуальной окраской), в других - к неврозу. Важно подчеркнуть, что это оказывает и крайне нежелательное влияние на всю группу детей, испытывающих смешанное чувство стыда и любопытства и выступающих в роли моральных "палачей" по отношению к товарищу; несколько раз мне пришлось столкнуться с неврозами, развившимися у невольных участников таких наказаний. Особого внимания в этом плане требуют воспитатели детских учреждений для детей 3-7 лет, часто полагающие, что дети еще слишком малы. Беседуя с учительницей первоклассника, прибегшей к такому наказанию на уроке физкультуры (у мальчика впоследствии развился тяжелый невроз), я услышал; "Должна же я была как-то призвать его к порядку!"

В последнее время высказывается множество опасений того, что либерализация отношения общества к полу может обретать для детей и подростков значение сексуальной стимуляции. Думается, надо принять во внимание несколько соображений. Во-первых, символика сексуальной стимуляции очень условна. Сто лет назад подростка мог возбудить вид женской щиколотки. Во-вторых, стимулирует только то, что ново и необычно. Первая волна эротического искусства может сильно взбудоражить воображение, но, став обычным, оно в значительной мере утрачивает стимулирующее влияние. В-третьих, действует часто не столько сам факт, сколько стиль его подачи и отношение к нему общества. В конце прошлого века выставляемую в провинциальных городах статую Венеры Милосской одевали "в целях нравственности" (кто-то и сегодня не прочь это сделать). "Но прекрасное существует. Существует мудрый Рембрандт и неуемный Рубенс; существует грозный в своем смехе Рабле и веселый Боккаччо. И весь ужас в том, что существуют они уже задолго до того, как нашим мальчикам и девочкам стукнет по шестнадцать лет. Но если этим мальчикам и девочкам постоянно талдычить, что под одеждой все люди голые и при этом они еще делятся на мужчин и женщин (какой позор!), старик Рабле помрет, не родившись в их сознании, потому что побегут они не к нему..., а к замочным скважинам. Потому что легче всего научить человека видеть мир через замочную скважину"*. Ограждая детей и подростков от столкновений с бездуховностью порнографии, важно помнить, что стимулирует не само по себе виденное или слышанное, а то - кто, как и зачем смотрит и слушает.

* (Лиходеев Л. И. Искусство - это искусство. М., 1970. С. 156.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Чем уникальна система обучения в Люксембурге

В 2017 г. приемные кампании пережили 'самую глубокую демографическую яму'

Учеба за границей: особенности образования в неторопливой Дании

Три российских вуза попали в рейтинг 200 лучших университетов Европы

«Яндекс» бесплатно готовит к ЕГЭ

Отложенная взрослость: Как изменились пятиклассники за 50 лет

Десять вузов РФ вошли в топ-500 глобального рейтинга университетов RUR



Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru