Пользовательского поиска




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Формирование сексуальной ориентации

До сих пор, обсуждая сексуальное поведение, мы не задавались вопросом о том, почему сексуальное влечение обычно направлено на человека другого пола. Это воспринимается как нечто само собой разумеющееся, естественное, правильное, заданное самой природой. С точки зрения воспроизводства, отражающей глобальные цели человека как вида, все так и есть. Но признание этого факта еще не отвечает на вопрос о том, как эта глобальная цель вида становится внутренней установкой индивида, для которого роль и значение сексуально-эротического поведения представлены гораздо более широким спектром мотивов и смыслов. Ряд сведений, содержащихся в предыдущих главах и разделах этой главы, наводит на мысль о том, что путь к "естественному" и "нормальному" - это отнюдь не идеально ровное и прямое шоссе, непременно доставляющее всех в одно и то же место. Сексуальное влечение может быть гетеросексуальным - направленным на люден противоположного пола - и гомосексуальным - направленным на людей того же пола. Критическим периодом формирования той или другой направленности, "выбора" вектора направленности считается подростковый возраст. В конечном итоге это вопрос о том, войдет ли человек в число ведущих свойственный большинству сексуальный образ жизни или будет относиться к сексуальному меньшинству, чья сексуальная жизнь формулируется понятием "гомосексуальность", либо, наконец, его сексуальная ориентация будет двойственной, неопределенной - бисексуальной.

Проблемы эти никогда не были для человека безразличными, но решались очень по-разному. Научное их изучение началось в XIX в. с исследования причин гомосексуального поведения. Этому способствовали наряду с прогрессом науки два обстоятельства. Во-первых, формирование гетеросексуальной ориентации еще не казалось проблематичным. Во-вторых, изменилась система понятий и их содержание. Раньше понятие "гомосексуальный" было широким и многозначным, описывало не людей, а их сексуально-эротические переживания, предпочтения и поведение: это было описывающее прилагательное. Теперь же понятие перешло в разряд существительных: появились слова "гомосексуализм" - как обозначение отклонения в сексуальном поведении - и "гомосексуалист" - как обозначение человека, ведущего определяемый этим отклонением сексуальный образ жизни. При этом предполагалось, что гомосексуалисты - какой-то особый разряд людей, по всем главным характеристикам отличающихся от остальных. В этом слове теснейшим образом переплелись понятия о болезни и преступлении. Французский психиатр того времени А, Тардье считал, что гомосексуализм - проявление вырождения, природное физическое и моральное уродство, единственный метод борьбы с которым - карательный, вплоть до кастрации. Примерно а то же время немецкий юрист К. Ульрихс настаивал на том, что это не более патологическое явление, чем дальтонизм, а преследование гомосексуалистов, которые являются в социальном и психологическом плане нормальными людьми, неразумно и жестоко.

Несмотря на упорные поиски, которые велись и ведутся по самым разным направлениям, никто еще нашел причину гомосексуализма. Ясно, пожалуй, только одно: он не передается по наследству. Да и можно ли найти какую-то единую причину, когда речь идет о столь многообразном явлении? В самом деле, что стоит за этим словом? Влечение к людям своего пола может не проявляться в поведении, прорываясь лишь в сновидениях, фантазиях и т. д. Следует ли считать такого человека гомосексуалистом? Ответив "нет", мы тем самым заявим, что определить гомосексуализм можно только по поведению. Но достаточно ли только факта поведения? Например, хастлеры - гетеросексуальные проституирующие мужчины - могут допускать (за деньги!) гомосексуальные контакты (фелляцию) и даже переживать при этом сексуальные ощущения, но испытывают к своим партнером "заказчикам" презрение и отвращение, сами же никогда не ищут гомосексуальных контактов. Но и когда направленность влечения реализуется в поведении - все далеко не однозначно. Различают две формы гомосексуального поведения. Активная предполагает исполнение в сексуальном взаимодействии мужской, пассивная - женской роли. А. М. Свядощ считает, что несовпадение сексуальной роли и паспортного пола указывает на врожденные, а совпадение - на средовые причины гомосексуального поведения. Эту точку зрения разделяют не все, но для нас сейчас важно другое: даже в сугубо сексуальном плане "гомосексуалист" далеко не однозначное понятие. Еще больше у него различий в психологическом и социальном плане. Пока выводы опираются на исследование небольших специфических групп (например, пациентов психиатрических больниц или заключенных), кажется, что гомосексуалисты не такие люди, как все. Но когда М. Скоффилд сравнил три группы мужчин-гомосексуалистов (заключенных, пациентов психиатрических больниц, а также тех, кто никогда не обращался к психиатрам и не привлекался к уголовной ответственности) с аналогичными группами гетеросексуальных мужчин, то оказалось, что гомосексуальные группы так же отличаются между собой, как и гетеросексуальные. Какой-то единый тип гомосексуалиста предполагает существование такого же единого типа гетеросексуалиста, но ни один, ни другой не существуют, и гомосексуалисты по всем основным характеристикам (будь то критерии психологические, социально-психологические или социальные, творческая одаренность, профессиональные предпочтения и т. д.) разнятся ничуть не меньше, чем все остальные люди. Другое дело, что, будучи меньшинством, да еще подвергающимся остракизму, они достаточно часто страдают расстройствами невротического типа и склонны вырабатывать защитные и компенсирующие формы группового поведения. В этом плане они напоминают национальные группы, живущие в стране, которая "не принимает" их.

В поисках причин гомосексуального поведения ученые обращались к детству, но и там находили не меньшее разнообразие, чем присущее детству людей гетеросексуального типа. Если исходить из характеристик "сексуального сценария", то на одном полюсе окажется гомосексуальность как единственно возможный или безусловно предпочтительный способ удовлетворения сексуального влечения (строго говоря, только это явление и может называться гомосексуализмом), а на другом люди, вовлекаемые в гомосексуальное взаимодействие время от времени - вынужденно или случайно. Где-то между этими полюсами расположится бисексуальность, при которой возможно сочетание гетеро- и гомосексуальных контактов либо их периодическое чередование.

Медицине, особенно психиатрии, хорошо известно, что гомосексуальность часто сопровождает нервно- психические расстройства. Но равным образом известно, что сочетание их отнюдь не обязательно: множество психически больных людей ведут исключительно гетеросексуальную жизнь и множество людей, ведущих гомосексуальную жизнь, психически здоровы. Считать гомосексуализм диагнозом - примерно то же самое, что считать диагнозом кашель, рвоту или сердцебиение. В социальном плане гомосексуальность связана со множеством ограничений и трудностей как сугубо личного (комплекс отличия, невротизация, трудности поиска сексуального партнера), так и социального свойства. Среди последних надо назвать связанное с особенностями сексуального общения (нередко в анонимном круге партнеров) распространение в гомосексуальной среде передающихся половым путем заболеваний, в частности СПИДа. В этом плане чрезвычайно показательна история Геэтана Дугаса, которого считают "отцом СПИДа" в Канаде, если не на всем североамериканском континенте. Это был гомосексуальный "спортсмен", гордившийся тем, что ежегодно меняет около 300 партнеров. В течение 7 лет, сначала не зная о своей болезни, а потом уже зная и идя к гибели, в порыве мрачной озлобленности он был источником заражения множества людей. Но с той же степенью безответственности может действовать и гетеросексуальный "спортсмен". Это полностью относится и к сексуальным правонарушениям, в том числе в отношении детей, содержание которых (развращение, совращение, насилие) не зависит от сексуальной ориентации. Но сама по себе гомосексуальность не болезнь и не преступление.

Этот очень беглый очерк не преследует цели исчерпывающего освещения проблемы гомосексуальной ориентации. Его задачи в другом. Во-первых, показать, что за понятием "гомосексуальности" скрывается широчайший круг самых разнообразных проблем и феноменов. Во-вторых, напомнить, что любой человек вне зависимости от его сексуальной ориентации не только несет обязанности и ответственность перед обществом, но и вправе рассчитывать на понимание, сочувствие и помощь с его стороны. В-третьих, подчеркнуть предпочтительность термина "гомосексуальность" и производных от него прилагательных, описывающих явления и процессы, и вместе с тем объяснить, почему в дальнейшем изложении мы не будем пользоваться терминами "гомосексуализм" и "гомосексуалист", выражающими преимущественно отношение к явлению и человеку. Не понимающий или не принимающий все сказанное воспитатель рискует подходить к проблеме формирования сексуальной ориентации с той предвзятостью, которая будет придавать его диктуемым самыми благими побуждениями влияниям как раз тот смысл, которого он стремится избежать.

Хотя критический период формирования сексуальной ориентации приходится на подростковый возраст, сам процесс формирования начинается много раньше. Существуют две модели этого процесса.

Первая - медико-биологическая. Она опирается на теорию полоролевой инверсии. В ней гомосексуальность рассматривается как девиация, обязанная прежде всего внутриутробным гормональным нарушениям, несоответствию физического облика половым стереотипам. Критическим периодом считают раннее детство, когда в родительской семье разворачиваются процессы идентификации со своим или противоположным полом.

Вторая модель - социально-психологическая. Она опирается на теорию сексуальной ориентации. В ней рассматривается уже не гомосексуальность, как в первой модели, а нормальный процесс психосексуального развития, предполагающий в качестве своей составной части сексуальную ориентацию. Предпосылки видятся в нормальной неравномерности и не одновременности физического, полового и социального созревания. Критический период приходится на возраст полового созревания, когда в общении со сверстниками формируются и осознаются эротические предпочтения.

Однако, как и психосексуальная дифференциация в целом, сексуально-эротическая дифференциация не биологический или социальный, а биосоциальный процесс, стороны которого и отражаются этими моделями. Их можно соотнести и во времени: первая передает сексуальную ориентацию как часть полоролевого развития ребенка, вторая служит ее продолжением и описывает формирование сексуально-эротических предпочтений у подростка.

Для развития ребенка большое значение имеет поведение родителей, и Д. В. Колесов справедливо подчеркивает необходимость избегать всего того, что способствует возникновению и закреплению негативизма по отношению к другому полу. Например, мальчик может оказаться единственным "светом в окне" для одинокой матери, отдающей ему всю свою любовь. Она старается, чтобы он как можно меньше общался с девочками, так как уверена, что для воспитания у сына мужественности он должен все время общаться с мужчинами, которые и мужественности научат, и в какой-то мере заменят отца, и к дурному не подтолкнут. Итогом может стать "замыкание" сексуальных чувств на образе человека своего пола, т. е. сексуальная переориентация. Другой вариант: бесконечно любящий дочь отец, внушающий дочери, что от мужчин и мальчишек надо держаться как можно дальше, потому что ничего хорошего от них ждать нельзя. Кажется понятным, что примеры описывают не абсолютные правила, а ситуации риска. Многое зависит и от ребенка. Далеко не каждый мальчик станет безоговорочно подчиняться требованиям с кем-то играть, а с кем-то нет. И результатом действий ласкового отца может оказаться совсем не сексуальная переориентация дочери, а предпочтение, которое она будет оказывать похожим на отца представителям мужского пола. Здесь многое зависит от врожденных особенностей маскулинности и фемининности - сексуальную дезориентацию скорее воспримут мальчик с достаточно выраженными фемининными свойствами и девочка - с маскулинными. Это еще раз подчеркивает значение предостережений Д. В. Колесова, так как особенности ребенка могут способствовать родительским влияниям или поддерживать их. Предостерегать тех, чей ребенок не воспринимает или не позволяет такого обращения с собой, не приходится. Но там, где ребенок восприимчив к родительским влияниям, идет им навстречу или по крайней мере не избегает их, предостережения должны звучать особо громко и убедительно.

В детстве роль сверстников не так велика, как родителей, однако пренебрегать ею нет оснований. Мы уже говорили, что у дошкольников соответствие или несоответствие половой роли является одним из основных регуляторов отношений. Мальчик, по тем или иным признакам фемининный и не умеющий изменить свое поведение, рискует, так и не добившись расположения сверстников, еще больше увеличить свою привязанность к матери и восприимчивость к ее влияниям.

Отдельно отметим роль отца для мальчиков. Нередко отцы ярко выраженного маскулинного типа бывают разочарованы недостаточной, на их взгляд, мужественностью сына. Одни, исполненные любви, другие с оттенком отвергания, непринятия стремятся исправить этот недостаток своего чада. Первые действительно могут помочь мальчишке, вовлекая его в свои занятия, не отказывая себе в удовольствии поиграть или повозиться с ним и постепенно закрепляя и развивая навыки маскулинного поведения. Вторые же обычно предъявляют к сыну максималистские требования и добиваются их исполнения в очень жестком стиле; результатом становится нарушение у мальчика эмоциональной связи с отцом и возрастание психологических контактов с матерью и другими женщинами в семье. Дело может принимать еще более тяжелый оборот при наличии старшего брата, разделяющего взгляды отца. В общении с женщинами, которые к тому же жалеют мальчика и проявляют особую ласковость, мальчик больше или меньше феминизирует поведение. Это в свою очередь провоцирует реакцию отвергания со стороны сверстников и т. д.

Сходные процессы могут продолжаться в младшем школьном возрасте. Но здесь группа риска шире. Как уже отмечалось, для части детей начало школьного обучения - это первый "выход в свет". Чересчур "домашние" (но вовсе не обязательно фемининные) мальчики могут трудно входить в новую для них жизнь и казаться сверстникам "девчонками". Это предъявляет особые требования к педагогам и родителям, которые должны предотвратить негативизацию его представлений о других людях своего пола и помочь мальчику в адаптации.

Примерно до 10-летнего возраста сексуальное поведение еще не сопровождается эротическими переживаниями, связываемыми с представлениями о партнере. Когда же они возникают, то, по теории М. Стормса, их направленность определяется средой. М. Стормс считает, что при раннем половом созревании, когда общение происходит в преимущественно однополой среде, создаются условия для гомоэротической ориентации, которая будет тем сильнее, чем дольше длится период половой гомогенизации.

Выводы М. Стормса опирались на данные, полученные от гомосексуальных людей, об их развитии в подростковом возрасте. И. С. Кон в этой связи замечает, что в их воспоминаниях неизбежны ретроспективные искажения реальности, что однополое общение далеко не всегда приводит к гомоэротизму и не ясно, почему у одних людей он закрепляется, а у других - нет. Можно заключить, что гомоэротизм возникает и закрепляется скорее у тех, кто в ходе предшествующего развития обнаруживал предрасположенность или формировался в искажающих сексуальную ориентацию условиях. Но в таком объяснении не будет ответа на главный вопрос: почему в подростковом возрасте так распространены гомосексуальные контакты?

По данным разных авторов, исключительно гомосексуальная ориентация зафиксирована у 1-6%! мужчин и 1-4% женщин. Обследуя студентов колледжа и исключив из рассмотрения лиц с явной гомосексуальной ориентацией, А. Кинзи нашел, что гомосексуальные контакты имели 36% мужчин и 15% женщин. Но, во-первых, признание наличия в жизненном опыте гомосексуальных контактов не означает признания в гомосексуальной внутренней мотивации этих контактов. А во-вторых, анализ данных А. Кинзи и многих других исследователей показал, что львиная доля гомосексуальных контактов приходится на возраст до 15-16 лет. В дальнейшем большинство их прекратили.

В педагогической литературе преобладает мнение, что втягивание в гомосексуальные контакты происходит через взрослых. На самом деле это случается не так часто. Больше 60% лиц в "гомосексуальной" выборке А. Кинзи пережили первый гомосексуальный контакт в 12-14 лет: при этом в 52,5% случаев партнеру было 12-15 лет, в 8%-партнер был младше, в 14%-это были 16-18-летние юноши и лишь в 25,5%-взрослые. Сходные данные приводят и другие авторы. И хотя роль взрослых исключить невозможно, особенно при указаниях на более ранние контакты (Р. Соренсен, например, нашел, что больше половины имеющегося в 13-19 лет гомосексуального опыта приходится у мальчиков на 11-12, а у девочек - 6-10 лет), все же не вызывает сомнений то, что гомосексуальные контакты складываются преимущественно в общении сверстников. Что же происходит?

Интерес к половым органам связан с психосексуальным развитием и проявляется уже в раннем детстве. Но подросток впервые воспринимает свое тело как эротический объект. Неравномерность полового созревания и культурные запреты придают интересу к телу и его интимным частям эротическую окраску, причем это относится к людям не только противоположного, но и своего пола. В этом возрасте, особенно мальчиков, подростков, может возбуждать едва ли не всё: транспортная теснота или тряска, рассказ о тычинках и пестиках, случайная мысль, книга и т. д. и т. п., тем более телесная обнаженность. А. Е. Личко в одной из своих лекций ссылался на примеры того, как эротически окрашенные переживания возникают у подростков, впервые в жизни оказавшихся в мужской бане.

Где и как может быть удовлетворен острый интерес к сексуальности? Ни с мамой, ни с папой об этом не поговоришь (в этом утверждении нет осуждения: между родителями и детьми существует некий эмоциональный барьер, мешающий достаточно откровенно обсуждать сексуальные темы, который, по мнению чехословацкого психолога В. Главенки, восходит к древним табу на кровосмешение). С учителем - тоже. Обсуждение, сопоставления, испытания возможны лишь в среде сверстников. Но - вспомним - это возраст половой гомогенизации и сегрегации: игры и общение преимущественно однополы. К тому же сверстник своего пола физически доступнее, у него те же интересы и проблемы, а запреты обнажения при однополом общении гораздо менее строги, чем при разнополом. Поэтому неудивительно преобладание сексуальных игр с однополыми сверстниками. Такие игры, как бы ни был широк диапазон их содержания, если в них не вовлечены взрослые, не считаются в мальчишеской среде зазорными. Поскольку в женском общении проявления нежности, объятия, поцелуи вообще не ограничиваются, то возможная эротическая окраска такого поведения часто не замечается. К концу пубертатного периода такие игры обычно прекращаются, так что основания для беспокойства возникают лишь при их продолжении после 15-16 лет.

Формирование сексуально-эротической ориентации можно сравнить с восприятием расфокусированного изображения. На самых первых порах вообще непонятно, что изображено. Затем постепенно проступает нечто впечатляющее и яркое, но что это означает? Можно только догадываться, спрашивать, выяснять. И лишь когда изображение, наконец, хорошо сфокусировано, становятся различимыми и понятными все его детали, картина обретает свои настоящие смысл и значение. Но что управляет ручкой фокусировки?

И. С. Кон объединяет принятые в сексологии и социальной психологии шкалы, описывающие поведение людей в связи с полом:

1. Гетеро-гомосоциальность описывает ориентацию на общение и совместную деятельность преимущественно с людьми своего или противоположного пола.

2. Гетеро-гомофилия характеризует способность и потребность личности в тесном психологическом контакте, интимности, дружбе с людьми противоположного и своего пола.

3. Гетеро-гомоеексуальность описывает половую принадлежность реальных сексуальных партнеров.

4. Гетеро-гомоэротизм характеризует эротические предпочтения личности, ее осознаваемые и неосознаваемые эротические реакции на лиц противоположного и своего пола, связываемые с ними установки.

Понимание этих измерений как сторон единого процесса предполагает возможность не сводить процесс сексуальной ориентации лишь к некоторым из них и не путать их между собой. Хорошо известная гомосоциальность мужчин и особенно мальчиков-подростков никоим образом не вытекает из гомосексуальности, а отражает особенности половой социализации. Гомофилия не идентична гомоэротизму: людям свойственно (в переходном возрасте - особенно сильно) стремиться к эмоциональной, душевной близости с теми, кто похож на них самих. У мальчика-подростка, уже воспринимающего женщину как сексуальный объект, но именно поэтому еще не способного к психологической близости с ней, особенно высока потребность в друге своего пола: гетероэротизм успешно сочетается с гомофилией. Гомосоциальная среда (закрытые учебные заведения) может способствовать гомосексуальным контактам, но вместе с тем стимулировать гетероэротические интересы. Наконец, подтверждение своей гетеросексуальности и маскулинности (юноша) и фемининности (девушка) личность получает в гомосоциальных обсуждениях. Скоропалительные и упрощенные обобщения на этот счет опасны, особенно когда речь идет о дружбе: сексуализировать ее - значит жестоко обидеть подростка.

Формирование сексуальной ориентации - сложный и длительный психологический процесс. Применительно к гомосексуальности в нем выделяют три основных этапа: 1) от первого осознанного интереса к представителю своего пола до первого подозрения о своей гомосексуальности (медианный возраст у мужчин 14,6 года и женщин - 18,2 года); 2) от первого гомосексуального контакта (медианный возраст у мужчин - 16,7 и женщин - 19,8 года); 3) от первого контакта до уверенности в своей гомосексуальности и выработки соответствующего стиля жизни (медианный возраст уверенности у мужчин - 19 и женщин - 20,7 года).

Первые два этапа связаны с острым внутренним конфликтом. Подросток подозревает, что с ним происходит нечто необычное, приближающее его к тем, о ком он слышал так много плохого и страшного. Он не хочет в это верить и не может не верить,- словом, не знает, каким он будет. Многие пытаются защититься от возникающего внутреннего конфликта гетеросексуальными связями, но они не приносят удовлетворения, а только обостряют конфликт. Эта неопределенность столь тягостна, что может подталкивать к самоубийству. Осознание и принятие своей гомосексуальности, как бы они ни были мучительны, воспринимаются большей частью с облегчением уже постольку, поскольку даже плохая определенность лучше неопределенности. Если сексуальные игры разворачиваются в препубертатном и младшем подростковом возрасте, то внутренние конфликты присущи среднему и старшему подростковому возрасту, Те, у кого гомосексуальные контакты по каким-то причинам затягиваются, даже в отсутствие врожденных и раноприобретенных предпосылок гомосексуальной ориентации, переживают сходные с описанными внутренние конфликты. Поэтому навешивание взрослыми "гомосексуальных" ярлыков может иметь столь же сильное, сколько нежелательное влияние: "диагноз" снимает неопределенность и подталкивает к изменению образа жизни, круга общения и др.

Можно выделить несколько основных направлений помощи детям и подросткам в формировании сексуальной ориентации.

1. Наиболее раннее выявление детей, чье физическое, психическое и психологическое развитие не соответствует половым стереотипам, и окружение их вниманием, направленным не на выделение из числа прочих детей, как это часто случается, а на повышение у них самоуважения и улучшения коммуникативных навыков.

2. Систематическое, а не от случая к случаю половое воспитание родителей, в котором основное внимание должно быть уделено предупреждению негативизации установок на общение с людьми своего пола. Делать это следует, не прибегая к медицинской аргументации, которая может "запугать" родителей. Лучше опираться на необходимость развития у детей навыков самостоятельности и общительности, воспитания маскулинности и фемининности, повышения адаптивных возможностей ребенка. Все воспитатели должны быть осведомлены о том, что предрекание реальных и мнимых последствий "гомосексуализма" может становиться одним из условий формирования у подростков гомосексуальной ориентации. Для этого и сами воспитатели должны выработать более здравую и гибкую систему взглядов, обеспечивающую тактическую и стратегическую мобильность их поведения.

3. Необходима подготовка воспитателей к практической встрече с различными проявлениями сексуального экспериментирования и поведения подростков. Пока же педагогическая беспомощность в этом плане компенсируется лишь сверхбдительностью, имеющей преимущественно отрицательные последствия в виде навешивания диагностических ярлыков и воспитательных репрессий. Оберегая детей и подростков от контактов с гомосексуальными личностями (а для этого надо позаботиться и о том, чтобы среди самих воспитателей в школах, а особенно интернатах и разного рода лагерях, не было лиц с гомосексуальными склонностями и другими необычными сексуальными предпочтениями), нельзя забывать и о бережном, щадящем отношении к самим детям и подросткам. Если вскрываются те или иные тревожащие воспитателей ситуации, то разрешать их нужно тактично, в самом узком кругу лиц - без публичных обсуждений и широкой огласки. Встреча с сексуальными играми подростков не оставит воспитателя безучастным, как бы хорошо он ни понимал происходящее: молчание может быть воспринято подростками как соучастие. Если воспитатель не выслеживал и тем самым не провоцировал подростков, то у него всегда оказывается возможность высказаться по поводу происшедшего в процессе нормального человеческого общения. Его здравая позиция, не провоцирующая реакция эмансипации и группирования со сверстниками, групповой психологической защиты, а, напротив, апеллирующая к самостоятельности подростков и демонстрирующая уважение к ним самим и их проблемам, открывает наиболее эффективные пути педагогического воздействия.

В ряде случаев может потребоваться консультация с врачом. Лучше, если воспитатель найдет возможность предварительно встретиться с ним, чтобы вместе обдумать, каким образом при встрече врача с семьей и подростком максимально пощадить его чувства, а также обсудить тактику дальнейшего поведения воспитателя.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Чем уникальна система обучения в Люксембурге

В 2017 г. приемные кампании пережили 'самую глубокую демографическую яму'

Учеба за границей: особенности образования в неторопливой Дании

Три российских вуза попали в рейтинг 200 лучших университетов Европы

«Яндекс» бесплатно готовит к ЕГЭ

Отложенная взрослость: Как изменились пятиклассники за 50 лет

Десять вузов РФ вошли в топ-500 глобального рейтинга университетов RUR



Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru