Пользовательского поиска




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Полоролевая типизация поведения

С. Голдберг и М. Левис в 1969 г. показали, что первые половые различия в поведении мальчиков и девочек обнаруживаются у них в 13 месяцев. Матери и дети наблюдались в игровой комнате с широким ассортиментом игрушек. Каждая мать должна была спустить ребенка со своих рук, поставить на пол и наблюдать, не вмешиваясь, за игрой. Девочки менее охотно, чем мальчики, сходили с рук матери, держались ближе к ней, чаще оглядывались на нее и возвращались, чтобы прикоснуться к ней. Через 15 минут дети и игрушки были разделены барьером. Девочки кричали и бежали к матери за помощью. Мальчики направлялись к концу перегородки, возможно пытаясь обойти ее. Различались и стили поведения. Девочки больше сидели и играли игрушками. Мальчики были подвижнее, бродили от игрушки к игрушке, толкали девочек. Через полгода эксперимент был повторен с теми же участниками. К этому времени матери уже больше разговаривали с девочками, чем с мальчиками. Если вспомнить уже приводившиеся данные о большем физическом контакте девочек с матерью на первом году жизни, то получается, что сначала мать служит инициатором контакта, а затем девочка своими ожиданиями и требованиями поддерживает и стимулирует этот контакт. Как бы то ни было, часто считают, что к началу второго года сказываются эффекты родительского научения, что и позволяет трактовать описанные различия в поведении уже как ролевые. Однако аналогичные различия наблюдаются и у человекообразных обезьян, а это не позволяет говорить о культурной обусловленности и ролевой природе различий. Здесь проявляются еще не социокультурные, а этологические механизмы и эффекты.

Когда же начинается и как протекает полоролевое развитие?

Пол - первая категория, в которой ребенок осмысляет себя как индивидуальность. На втором году жизни, еще не выделяя себя среди других людей и не называя себя Я, ребенок уже знает - мальчик он или девочка. На самых первых порах это сугубо номинативное (обозначающее) значение: ребенок умеет назвать свой пол, но не более того. Почему это так, он объяснить не умеет. Сравнивая себя с другими мальчиками (мужчинами) и девочками (женщинами), получая разъяснения, он узнает, что мальчики носят штанишки, а девочки - платьица, мальчики играют машинками, а девочки - куклами и т. д. В разное время и в разных культурах эти признаки могут очень различаться. М. Мид, например, отмечает, что у девочек в Новой Гвинее нет ни кукол, ни игр "в младенцев", а когда детям давали кукол, с ними играли только мальчики, копируя поведение с детьми своих очень нежных отцов. Но в том или ином виде они есть, и ребенок узнает их. Они и становятся определителями пола. Двухлетний ребенок может не различать пол на изображениях обнаженных людей, "потому что они голенькие". В эксперименте М. Мак-Конафи детям сначала показывали обнаженные фигурки, затем одевая одни из них в платья, другие - в штанишки: малыши часто называли фигурку мальчика, одетого в платье, девочкой, а женскую фигурку, одетую в штанишки, мальчиком.

Ко времени появления в речи слова Я дети знают свой пол, различают в этом отношении других людей, знают о некоторых различиях в требованиях к играм, занятиям, стилю поведения мальчиков и девочек. Идет интенсивное освоение половых ролей и полоролевого репертуара. Оно обеспечивается разъяснениями взрослых, прямо инструктирующих ребенка, и их реакциями на соответствие или несоответствие поведения ребенка этим инструкциям. Поскольку люди в восприятии ребенка уже разделены на две противоположные категории - мальчиков и девочек, инструкция "Мальчики не плачут" воспринимается мальчиком и как информация о том, что девочки могут плакать. Догадки такого рода находят подкрепление и в реакциях взрослых: "Ты что - девочка? Почему ты плачешь?"

Половой категоризации и усвоению полоролевых представлений способствуют и процессы идентификации "физического Я", которые сами по себе не окрашены исходно сексуальностью, но описываются обычно в качестве сексуальных проявлений. Так же как дети узнают о своих руках, ногах, глазах и т. д., постигая их функции и научаясь связывать с ними телесные ощущения, они узнают и о половых органах, сравнивают свое телесное устройство с устройством других людей, включая различия в систему категоризации пола. С возникновением сюжетно-ролевых игр эти процессы обретают характер так называемых социосексуальных игр, содержащих также элементы научения экспрессивно-телесной коммуникации. По мнению известного советского психиатра и сексопатолога А. М. Свядоща, подтверждаемому данными сексологов разных стран, выраженные ограничения или блокирование этой специфической стороны психосексуального развития проявляется во взрослом возрасте сексуальными дисгармониями и нарушениями, восходящими к узости и негативной окраске поло- и сексуально-ролевого репертуара поведения.

Маленькие дети относятся к телесному низу и связанным с ним функциям как к вещам совершенно естественным. Выделительные функции еще не вызывают брезгливости. Вид чужих половых органов может вызвать удивление, зависть, восхищение, даже страх, но никогда - отвращение. Мальчики часто гордятся своими половыми органами. Отсутствие таких же частей тела у девочек часто кажется мальчикам либо смешным, либо результатом родительских наказаний, наконец, просто потери. Маленькая девочка может испугаться при виде обнаженного мужского тела, хотя и не ясно, что именно ее пугает: необычность зрелища или то, что сама она почему-то этого не имеет. В пользу второго предположения говорит то, что иногда девочки просят пришить им "это". Порой заключения ребенка приводят его к искаженным представлениям: наблюдая за мочеиспусканием мужчин и зная, что у девочек нет полового члена, мальчик может решить, что они вообще не мочатся. Все варианты детского поведения и умозаключений предусмотреть невозможно, поэтому важно прежде всего помнить о том, что интерес к телесному устройству и функциям органов промежности есть у всех детей, а удовлетворение его отвечает познавательной активности ребенка и входит необходимой частью в процессы полоролевой ориентации. У большинства детей к концу дошкольного возраста этот интерес затухает. Однако, если раньше он был блокирован или ребенок имел очень ограниченное знакомство с миром (например, воспитываясь в детском доме), он будет сохраняться до тех пор, пока не будет удовлетворен, пока ребенок не освоит и не переживет увиденное. Но чем позже это произойдет, тем больше будет вероятность эмоционально-негативной окраски воспринятого, как грязного, постыдного и др.

Для полоролевой ориентации важен и этап вопросов о происхождении детей. Подробно мы обратимся к этому ниже, а здесь укажем только, что оптимальные разъяснения взрослых не несут в себе сексуальной стимуляции.

Маленький ребенок воспринимает свой пол как нечто непостоянное, что может быть изменено. Шумный мальчик в 3 года затихает при обещании превратить его в девочку, но в 5 лет уже смеется в ответ. Нужно подчеркнуть, что это не зависит прямо и только от интеллекта. Как-то во время консультации я задал один и тот же вопрос ("Может так быть, что ты ляжешь вечером спать мальчиком, а утром проснешься девочкой?") двум 4-летним мальчикам подряд. Первый - живой и чрезвычайно смышленый, большой фантазер - без колебаний и даже с интересом сказал "Да". Второй был с легкой дебильностью. Он серьезно посмотрел на меня и - тоже без всяких колебаний - сказал "Нет", а на вопрос "Почему?" ответил: "Потому что так не бывает".

К 5-6 годам, как принято считать, ребенок формирует половую идентичность уже не на номинативном уровне, а как единство переживаний и ролевого поведения. К этому времени он понимает, что пол - это навсегда и мальчик, когда вырастет, будет мужчиной, дядей, папой, а девочка - женщиной, тетей, мамой. При этом, правда, в восприятии ребенка дистанция между ним и взрослыми людьми его пола значительно больше, чем между ним и сверстниками другого пола. Все исследователи подчеркивают, что изменение полоролевого поведения после 5-б лет трудно и едва ли полностью возможно.

С целью уточнить одни и выяснить другие аспекты полоролевого развития в этом возрасте мы провели обследование 60 детей 3-7 лет, посещающих детский сад.

Все дети, за исключением одной девочки 3 лет, правильно назвали свой пол и ответили на вопросы о том, кем они будут и кем хотят быть, когда вырастут - дядей или тетей, мужем или женой, папой или мамой*.

* (Выяснилось, что ролевые ориентации девочек сдвинуты в сторону противоположного пола несколько больше, чем мальчиков.)

На пятом году жизни достигаются устойчивые поло- ролевые предпочтения и представления. Но на четвертом году жизни они еще рассогласованы и неустойчивы. Лишь немногие дети этого возраста могли мотивировать свои ответы и рассказать о различиях полов. Девочка хочет быть папой, "как папа Миша", а мальчик - мамой, потому что он "любит маму", либо не хочет быть дядей: "Не хочу быть пьяным!" Мотивируя выбор роли жены, девочка говорит, что "хочет быть школьницей". Другая, поясняя, почему ей хочется стать мальчиком, говорит: "Потому что у меня чуть-чуть силов". Единственный мальчик сумел как-то определить половые различия: "У мальчиков - лошадки, а у девочек - коляски", причем он же хотел стать мамой. Другой, определяя половые различия, сказал, что "мальчики и девочки одинаковые, но девочки лучше", и хотел бы стать девочкой.

На пятом году 80% детей имеют устойчивые полоролевые представления. Они рассказывают о некоторых половых различиях: у девочек - платьица, юбочки, прическа, украшения, они будут мамами, а у мальчиков всего этого нет. У мальчиков появляются попытки соотнести с полом личностные интересы: "Пожарные - дяди, а девочки плачут, девочкой быть неинтересно... Шоферы - дяди и солдаты - дяди, хочу все перепробовать... Мальчики могут всяко поступить, а девочки только в школу и больше никуда". Значительное место в объяснениях отводится игре: "Мальчики в мужиков играют" (ответ девочки), "Мальчик, потому что дома машины" (ответ мальчика).

На шестом году и у мальчиков, и у девочек основные признаки различения пола - одежда, волосы, голос, лицо: "По лицу узнаю", "У мальчиков голос не такой". Но в объяснениях мальчиков много чаще звучат различия по силе и особенностям игры. Появляются описания отношений и психологических особенностей: "Мальчики защищают девочек. Девочка просыпается, когда темно, а мальчик - когда светло" (ответ мальчика). Объяснения могут выводиться и из самонаблюдения: "Я всегда играю, и у меня получается, что я настоящая мама".

На седьмом году чаще звучат слова о силе мальчиков и слабости девочек, о различиях в поведении. Начинают проявляться и элементы полового субъективизма: девочка скорее скажет, что мальчики хулиганят, а мальчик, что мальчики защищают девочек. Если в более младшем возрасте девочки изредка говорили о желании иметь детей, то теперь возможность иметь детей звучит в объяснении половых различий: "Девочки рожают ребятишек, а мальчики - нет". Мальчики говорят, что муж командует в семье, мужчины сильнее, смелее и находчивее, а девочки мотивируют выбор роли желанием иметь детей, носить украшения. Последнее отмечают и мальчики: "Тети в ушах камушки носят... Девочки красятся помадой, красят глаза, губы, щечки..."

Первое, что надо отметить,- это довольно низкую осведомленность о половых различиях. Очевидно, что младшие еще не знают об анатомических различиях, а старшие уже не говорят о них со взрослыми. Но и вне этих сторон детские представления довольно бедны. Можно отметить, что они в соответствии с возрастными возможностями психического развития усложняются и дифференцируются, но трудно сказать, что они углубляются содержательно. Это совпадает с данными опросов молодежи, родителей и воспитателей, проводившихся ленинградскими учеными Д. Н. Исаевым и Н. В. Александровой.

Эмоциональные аспекты восприятия и самооценки изучались при помощи цветового теста отношений. Девочки во всех возрастах статистически достоверно различают мальчиков и девочек, идентифицируют себя со своим полом и отличают себя от мальчиков. У мальчиков такая степень различения достигается лишь к 5-6 годам, но даже в 6 лет идентификация со своим полом не так определенна, как у девочек 3-4 лет. Принципиально важно различие векторов оценки: девочки с возрастающей достоверностью оценивают свой пол и себя положительно, а мальчиков - отрицательно. То же, но с несколько меньшей выраженностью обнаруживают и мальчики. Если в 3-5 лет разница эмоционального восприятия пола и себя могла бы звучать как "Девочки хорошие, и я хорошая. Мальчики то ли хорошие, то ли плохие. Я то ли хорош, то ли плох", то в 5-7 лет формула меняется: "Девочки хорошие, и я хорошая. Мальчики плохие, и я плохой". Заметим, что познавательная и эмоциональная стороны восприятия пола как бы уравновешивают друг друга.

Сопоставив результаты исследований, можно сделать следующий вывод. Базовая идентичность, связанная с психофизиологическими особенностями, хотя и не только с ними, формируется к 3 годам как достаточно стабильное измерение личности. Дальнейшее развитие системы половой идентичности совершается на личностно-эмоциональном и познавательном уровнях. Это выражается в формировании персональной идентичности и половых ролей, отражающих системы отношений со средой и людьми своего и противоположного пола.

Поскольку половая идентичность - аспект личностной идентичности, представляется принципиально неверным говорить о половой идентичности раньше, чем ребенок овладевает категорий Я, т. е. обычно в 3 года. До этого времени существует номинативный пол, совсем не обязательно совпадающий с будущей половой идентичностью. Ранее мы уже приводили подтверждающий это пример. Мальчик 2,5 лет - чрезвычайно миловидный и грациозный, с блестяще развитой речью. Его обычно принимали за девочку. Воспитывался матерью и ее родителями - очень заботливыми и ласковыми людьми, был любим всеми в семье. Дома его называли ласковым именем Анюля, всем нравились его мягкие кудри и ласковость, как, впрочем, и ошибки чужих людей, принимавших его за девочку. В 2,5 года он не любил и побаивался типично "мужских" игрушек (пистолеты, сабли и др.), терялся и отходил в сторону при общении с более инициативными или агрессивными сверстниками, предпочитая в таких случаях роль стоящего рядом комментатора, Кстати, речь у него сформировалась очень живая, взрослая, с тонким чувством слова и очень образным строем. Долгое время он никак не реагировал на то, что его путают с девочкой. Между 2,5 и 3 годами, когда ему остригли кудри и дома он уже бегал не в колготках, а в брючках, когда появляющийся в доме чужой мужчина стал играть с ним, дарить ему "мужские" игрушки и называть его полным именем, произошел такой эпизод, Зимой, когда был одет в "бесполую" шубейку, к нему обратились: "Какая красивая девочка! Как тебя зовут?". Он поднял на спросившего голову и серьезно ответил: "Я не девочка - я мальчик. Это я раньше был девочкой, а теперь я - мальчик. И зовут меня Андрюша".


Для формирования половой идентичности усложняющиеся средовые детерминанты должны так или иначе согласовываться с филогенетически задаваемыми половыми различиями и их динамикой в ходе психосексуального развития. Схематично это показано на предыдущей странице.

В динамике формирования половых ролей и половой идентичности у дошкольников можно выделить три основных периода: половых различий, номинативного пола, полоролевой идентификации, Критические точки приходятся примерно на 3 года (первичная половая идентичность) и 5-6 лет (система половой идентичности). Это описание не раз и навсегда законченного процесса, а описание его динамики в до-школьном возрасте и одновременно принципа формирования половой идентичности как системы, которая в дальнейшей жизни будет содержательно обогащаться. В системе же не часть определяет целое, а, наоборот, целое определяет части. Поэтому-то до 5- 6 лет, пока не сформирована система половой идентичности, ее формированием легче управлять в ходе воспитания, определяющего полоролевое самоотнесение ребенком себя с другими людьми, полоролевую типизацию поведения и его переживание. Но после 5-6 лет воспитательные воздействия на отдельные стороны системы половой идентичности уже гораздо менее эффективны. Вот почему так трудно бывает после этого возраста исправлять многие погрешности полоролевого воспитания на предшествующих этапах развития.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Чем уникальна система обучения в Люксембурге

В 2017 г. приемные кампании пережили 'самую глубокую демографическую яму'

Учеба за границей: особенности образования в неторопливой Дании

Три российских вуза попали в рейтинг 200 лучших университетов Европы

«Яндекс» бесплатно готовит к ЕГЭ

Отложенная взрослость: Как изменились пятиклассники за 50 лет

Десять вузов РФ вошли в топ-500 глобального рейтинга университетов RUR



Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru